основное меню
МЕНЮ ФАЙЛОВ
Друзья сайта
  • НИКОЛЬСКОЕ -КАЗАКОВО , Балаково
  • История Актюбинской области в документах Архива
  • СТАНИЦА ТБИЛИССКАЯ
  • Каширины Забайкалье
  • ОТКАЗНЫЕ КНИГИ ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ
  • Суслоны Авторский портал Михаила Полубоярова
  • Род МЕРЧАНСКИХ
  • Из Рода МЕРЧАНСКИХ
  • САЙТ СОЛОГУБ
  • title="КНИГИ"
  • title="КНИГИ"
  • title="КНИГИ"
  • ПОСЕТИТЕЛЯМ
    МЕНЮ ФАМИЛИИ
    ПОИСК
     
 Коротко о разном f=
    Крестьянство и холопство объединилось в один податной и зависимый от землевладельцев класс как следствие податной реформы Петра, который вместо поземельной и подворной подати ввел подушную. В 1718-1722 производилась перепись податного населения и ее поверка - "ревизия"; сперва писали крестьян и холопей пахотных, потом стали писать в "сказки" и непахотных зависимых людей; наконец, стали записывать и "гулящих" (не приписанных к сословиям) людей. Эта перепись получила официально название ревизии, а переписанные люди носили название "ревизских душ". Всякая ревизская душа облагалась одинаковой податью, а ответственность в исправном поступлении подати возлагалась на землевладельца.
    Все крестьяне были прикреплены к своему месту жительства и своей общине, платили подушную подать и отправляли рекрутскую и другие натуральные повинности, подлежали телесному наказанию.
    Итак, при Петре существовали:
     · владельческие крестьяне, в их число попали как собственно крестьяне, так и холопы, причем положение этих двух категорий в XVIII в. сблизилось настолько, что всякие различия сошли на нет. Среди помещичьих крестьян различались пашенные крестьяне, барщинные и оброчные, и дворовые, но переход из одной группы в другую зависел от воли владельца, закон охранял их жизнь, право телесного наказания принадлежало владельцу, с 1797 действовал закон о трехдневной барщине, в I-й половине XIX в. действовали также нормы, запрещающие продажу крепостных без семьи, покупку крестьян без земли и т.п.;
     · черные или черносошные крестьяне, жившие на государственных черных землях, всех их объединяла феодальная зависимость непосредственно от государства и обязанность уплаты, наряду с подушной податью, особого (поначалу четырехгривенного) сбора, приравненного по закону к владельческим повинностям, эти крестьяне имели право перехода в мещане и записи в купцы (при наличии увольнительного свидетельства), право переселения на новые земли (с разрешения местного начальства, при малоземелии);
     · монастырские крестьяне, при Петре изъятые из управления монастырей и переданные в казенное управление, а потом в ведение Синода (впоследствии они получили название экономических, потому что были переданы в коллегию экономии), не отличаясь принципиально ничем от государственных, платя те же повинности и управляясь теми же правительственными чиновниками, они выделялись среди крестьян своей зажиточностью;
     · дворцовые крестьяне, обязанные различными повинностями ведомству двора государева, они находились в непосредственной зависимости от монарха и членов его фамилии. После 1797 они образовали категорию так называемых удельных крестьян;
     · крестьяне, приписанные к фабрикам и заводам; этот разряд крестьян создан был указом Петра 1721, которым разрешалось владельцам фабрик (и дворянам, и недворянам) покупать деревни и людей к фабрикам. После реформ 1860-х гг. была сохранена общинная организация крестьянства с круговой порукой, запрещением покидать место жительства без временного паспорта и запрещением менять место жительства и записываться в другие сословия без увольнения от общины.
    Первыми документами учета крестьян были писцовые и переписные книги.
    В тех книгах крестьяне по большей части были писаны полу-именами и без прозвания. Записи лица в них в качестве крестьянина считалась достаточным юридическим основанием для причисления его в сответствующую группу крестьянского населения (крепостного, казенного и т. п.). С введением переписей эта функция перешла в основном на учетный документ ревизские сказки. Они имели журнальную форму, в которой последовательно производились ревизские записи, включающие указание имени, возраста, кто находится во временной отлучке, а кто "ныне на лицо". В них (кроме I, II и IV ревизий) включались лица мужского и женского пола. Всего было десять ревизий: в 1719, 1743, 1762, 1782, 1795, 1811, 1815, 1833, 1850 и 1858 годах. Найти их можно в федеральных архивах (фонды ландратских книг и ревизских сказок, Коллегии экономии (РГАДА), Сената, Департамента разных податей и сборов министерства финансов (РГИА)) и в региональных архивах: (фонды наместнических правлений, казенных палат, мещанских старост, уездных временных ревизских комиссий Всероссийских народных переписей, личные фонды).
    Здесь же рассмотрим, как исследовать генеалогию колхозников.
    Начало сплошной коллективизации сельского хозяйства в СССР - 1929 год. Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 в ключевых производящих зерно регионах (Поволжье, Северный Кавказ) она должна была завершиться в течение одного года; на Украине, в черноземных областях России, в Казахстане - в течение двух лет; в остальных районах - в течение трех лет. Параллельно коллективизации шла кампания раскулачивания, ликвидации кулачества как класса. Все кулачество делилось на три категории: участников антисоветских движений; зажиточных хозяев, имевших влияние на соседей; всех остальных. Первые подлежали аресту и передаче в руки ОГПУ; вторые - выселению в отдаленные области Урала, Казахстана, Сибири вместе с семьями; третьи - переселению на худшие земли в том же районе. Земля, имущество, денежные накопления кулаков подлежали конфискации. По всем категориям были установлены твердые задания для каждого региона. Были еще так называемые подкулачники, «пособники врагов-мироедов». Статья Сталина «Головокружение от успехов» (весна 1930) ответственность за насилие и принуждение возложила на местные власти. Начался обратный процесс, миллионы крестьян вышли из колхозов. С осени 1930 нажим вновь усилился. К 1933 в колхозах состояло более 60% крестьян, к 1937 - около 93%. Коллективизация была объявлена завершенной.
    Как известно, у колхозников не было паспортов. При Петре I каждый крестьянин, уходивший на заработки дальше 30 вёрст от постоянного места жительства, должен был иметь паспорт с указанием срока возвращения домой. Всякий, кто не имел паспорта, подлежал задержанию и выяснению личности в воеводской канцелярии.
     Когда ЦИК и СНК СССР ввели в 1932 паспортную систему, лица без паспорта подвергались штрафу, а если они прибыли из других районов СССР, то ещё и удалению в административном порядке, а без прописанного в данной местности паспорта нельзя поступить на работу. Колхозникам же паспорта просто не выдавались, а из колхоза было разрешено отлучаться лишь по однократной справке, выдаваемой председателем колхоза, с указанием цели и срока отлучки (но не более 30 суток). Так что они были даже «более крепостными», чем при царизме. Но я не о том.
    Несмотря на то, что паспортов у них не было, учет их велся постоянно и весьма активно.
    Безусловно, как и у всех, их рождения, браки и смерти колхозников регистрировались в ЗАГСе.А вот куда обращаться, если в ЗАГСе не сохранились сведения ни о рождении, ни о браке предка?
    До сих пор в сельской местности ведутся домовые и похозяйственные книги, нечто аналогичное дореволюционным ревизиям. Это книга - на хозяйство, учитываются члены хозяйства, строения, посевные площади, поголовье скота и т.п. Первое, что надо попробовать найти – именно похозяйственные книги. Кстати, в городах до 1977 года тоже велись домовые книги. В них содержалось перечисление членов семьи, начиная с главы семьи и родственный состав других ее членов: жена сын, дочь, зять, племянник, невестка, внук и т. д. О каждом члене семьи были даны сведения: фамилия и.о., год рождения, национальность, образование, место работы или учебы и должность.
    Из чисто материальных соображений в селах может быть хозяйств больше чем семей, когда члены семьи формально выделяются из хозяйства, чтобы, допустим, получить еще один приусадебный участок, но семья по структуре остается неразделенной - все ее взрослые члены и подростки сообща работают на приусадебных участках, спят в своих домах, но живут «одним котлом» и у них общий бюджет.
     Так что не смущайтесь, если знаете, что у вашего предка была большая дружная семья, а в документах обнаруживается, что он жил один – это бюрократическая формальность, никакого противоречия нет.
    Хозяйство не хранит эти документы безгранично, оно передает их в муниципальные архивы (архивные отделы администраций муниципальных образований). Муниципальные архивы хранят документы архивного фонда Российской Федерации, образовавшиеся в деятельности районных, городских, сельских и поселковых Советов народных депутатов, их исполкомов, отделов и управлений; предприятий, учреждений, организаций районного и городского подчинения, кооперативных и общественных организаций. Колхозы тоже входят в их число.
     Основная часть документов такого рода в этих архивах относится к 1940-1995 годам, но в отдельных архивах имеются документы и более раннего периода, иногда даже дореволюционные. Рассказывали мне об одной исследовательнице, которая в таком архиве нашла ревизскую сказку.
    В качестве примера, можно сказать, что хранится в Архивном отделе администрации Новосибирского района в числе прочих документов:
     · Фонд Гусино- Бродского Сельского Совета, включающий список хозяйств колхозников, рабочих и служащих на территории сельсовета (1939,1941 гг.);
     журнал учета основных производственных колхозов с указанием имеющейся техники и посевных площадей за 1940-1942 гг. В этом фонде отложились решения и распоряжения вышестоящих советских партийных органов за 1941-1943 гг., в том числе «О проведении военного налога в 1942 г. по учету президиума Верховного Совета» от 23.12.41, «О привлечении в порядке платной трудгужповинности людей и лошадей для строительства военных объектов» от 07.07.42, «О размещении в районе эвакуированного населения» от 18.09.42. В протоколах заседаний исполкома за 1944-1945 гг. рассматривались, в частности, следующие вопросы: «О ходе сдачи хлеба государству» (протокол №15, сентябрь 1942 г.), «О реализации четвертого военного займа» (протокол №16 от 05.05.45).
     В похозяйственной книге за 1935-1978 гг. приводятся данные о составе семьи, родстве, датах рождения, площади имеющегося земельного участка
    . · Фонд Кубовинского сельского Совета. По протоколам заседаний президиума сельсовета рассматривались следующие вопросы: «Об итогах стахановского месячника и социального соревнования колхозов» (протокол №3 от 08.02.38), «Об открытии школы в поселке Бибиха» (протокол №22 20.08.36), «О ликвидации неграмотности» (протокол №30 от 02.10.36), «Всесоюзная перепись населения 1937 г.» (протокол №30 от 01.12.36). Имеются похозяйственные книги за 1936-1979 гг. · Фонд Барышевского сельсовета. Содержит протоколы голосования окружных избирательных комиссий о результатах голосования в сельский Совет за 1933-1941 гг., а также похозяйственные книги за 1943-1975 гг.
     · Фонд райисполкома. Имеются протоколы вручения медалей «Ветеран труда», «Медаль материнства», ордена «Материнская слава» за 1987-1991 гг. · Фонд Барышевского детского дома со списками учета воспитанников с 1938 г.
     · Личный фонд семьи колхозников Коноваловых (с 1934 г.), включает биографию, письма, фотографии, извещение о смерти воина-афганца Колчина Ю.А. На том же районном уровне целесообразно поискать сведения о предках или родственниках предка в райвоенкомате. Кстати, о чем я писала уже ранее – имеет смысл поискать родственников предка в Книгах памяти, вы можете найти какого-то родственника, документы о котором в ЗАГСе не пропали и, получив сведения о нем, восстановить сведения и о том, о ком вам ничего не нашли.
    Часть документов из районных передается в областные архивы, а часть – далее в федеральные. Передаются далеко не все, которые должны, так что сначала целесообразно обратиться все-таки именно в архив муниципального образования, то есть в районный центр.
    В областных архивах имеет смысл посмотреть фонды местного управления Наркомзема РСФСР, Областного управления сельского хозяйства, губернских, уездных, краевых, областных и районных земельных управлений, земельного управления губернского и уездных исполкомов, управления сельского хозяйства исполкома облсовета и исполкомов райсоветов, трестов, колхозов и совхозов, МТС.
    Колхозы, кстати, во время оккупации продолжали работать, так что, например, в Государственном архиве Ставропольского края можно найти лицевые счета и списки колхозников (в фондах 37 сельскохозяйственных артелей 12 районов Ставропольского края).
    В архивах историко-политических документов, центрах новейшей истории, архивах общественно-политических движений и формирований и пр. (названия разные, а все это – бывшие партархивы) вас могут заинтересовать документы обкомов, горкомов КПСС и ВЛКСМ и их отдела сельского хозяйства, окружных, уездных, волостных, городских, районных комитетов партии и комсомола, первичных партийных и комсомольских организаций, учреждений политического просвещения и образования, документы комитетов профсоюзов колхозов и совхозов.
     Там же могут обнаружиться документы о проведении коллективизации сельского хозяйства; о раскулачивании кулацких семей; о строительстве спецпоселков и расселении в них кулаков и их семей (в соответствующих районах). Во всех этих архивах есть алфавитные книги, алфавитные списки, регистрационные и учетные карточки членов и кандидатов в члены партии, лично заполненные ими разнообразные анкеты, а там содержится масса информации, которую можно считать генеалогической.
    В некоторых архивах есть базы данных. Например, в архивном отделе администрации Вологодской области есть в электронном виде картотека спецпереселенцев, список колхозов и похозяйственных деревень, в государственном архиве Астраханской области – список домовладений и картотека по раскулаченным. В общем, надо смотреть не только описи документов, но и поинтересоваться тем, какие есть базы данных, какие микрофильмы и т.д. и т.п.
    Переходим к федеральным архивам.
    В Российском государственном архиве экономики (119435, Москва, ул. Большая Пироговская, 17, E-mail: rgae@mail.magelan.ru) документация сельскохозяйственного сектора представлена фондами Народного комиссариата земледелия РСФСР и СССР, Министерства сельского хозяйства СССР (Минсельхоз СССР, 1947-1953), Министерства совхозов СССР (1947-1957), Всесоюзного и Всероссийского объединений (союзов) сельскохозяйственных коллективов РСФСР (Колхозцентр РСФСР, 1927-1929) и СССР (1929-1932), Совета по делам колхозов СССР (1946-1953).
    Документы о коллективизации имеет смысл искать в ранее секретных или малодоступных фондах высших органов партийно-государственного руководства (ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР), различных ведомств и организаций, в том числе и судебно-карательных органов (ОГПУ, НКВД, Верховного суда и Прокуратуры).
    Чтобы понять, в каком именно архиве искать, в этом случае лучше сначала отправиться в библиотеку. Посмотрите по предметному каталогу книги о коллективизации, написанные на основе рассекречиваемых архивов. Вряд ли там вы найдете упоминание конкретно своего родственника (хотя все может быть), но, по крайней мере, вы найдете там ссылку на архив и фонд, откуда взята близкая вам по тематике информация.
     Примеры: Сборники документов «Коллективизация сельского хозяйства в Северном районе (1927-1937 гг.)», Вологда, 1964; «Очерки истории коллективизации сельского хозяйства в союзных республиках», М., 1963. В 1989 вышел сборник «Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг.». В 1991-1993 гг. изданы сборники документов «Из истории раскулачивания в Карелии 1930-1933 гг.», «ГУЛАГ в Карелии 1930-1941 гг.» (Петрозаводск), «Спецпереселенцы в Западной Сибири, 1930 – весна 1931 г.», «Спецпереселенцы в Западной Сибири, весна 1931 – начало 1933 г.» (Новосибирск), а также появился ряд документальных подборок в периодической печати («Родина», «Источник» и др.).
    ИСТОЧНИК:    Сайт: http://www.vgd.ru/generes.htm