Заселение Сибири - Форум
[ Нравится Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Поиск информации, ДОКУМЕНТЫ » ДОКУМЕНТЫ по СИБИРИ » Заселение Сибири (Заселение Сибири)
Заселение Сибири
СветланаДата: Понедельник, 23.05.2011, 15:01 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
Тобольский острог был заложен весной 1587 г. на нагорном берегу Иртыша письменным головой Данилой Чулковым. В 1590 г. острог получил статус города, превратившись в военно-административный центр Сибири. На протяжении XVII в. Тобольск развивался в архитектурном и экономическом отношении. В 1680-х гг., после многочисленных разрушительных пожаров, возводились новые укрепления, стали появляться первые каменные здания. С 1621 г. Тобольск стал еще и церковным центром Сибири, поскольку здесь разместилась резиденция сибирского архиепископа.

В 1628 г. Сибирь была разделена на Тобольский и Томский разряды. Тобольск стал административным центром первого. Так-же город стал в XVII в. центром Верхотурско-тобольского земледельческого района,
Верхотурско-тобольский земледельческий район включал в себя четыре уезда с наиболее развитым земледелием: Верхотурский, Тюменский, Туринский и Тобольский. На протяжении XVII в. тобольский хлебный рынок в Сибири постоянно развивался и являлся самым крупным и устойчивым. Увеличение объемов хлебной продукции к началу XVIII в. связывается с непрерывным возрастанием числа крестьян-дворовладельцев в хлебопроизводящих уездах Тобольского разряда. Земледелием занимались посадские и служилые люди, а также инородцы.

 
СветланаДата: Пятница, 03.06.2011, 12:40 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
Прикрепления: 6175195.jpg(58Kb)
 
СветланаДата: Пятница, 03.06.2011, 12:46 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
КРАСНЫЙ ЧИКОЙ, Красный Яр (до 1933), с., адм. центр Красночикойского района (с 1933), расположено на прав. берегу р. Чикой, в 561 км к юго-зап. от Читы, в 148 км к югу от ж.-д. ст. Петровский Завод.
Основано землепроходцами в 1670.
С 1754 жили первые ссыльные старообрядцы, занимающиеся землепашеством, заготовкой кедровых орехов, обжигом извести, выгонкой дегтя, охотой. В 1782 проживало 32 семьи. В нач. XIX в. с. Красный Яр было центром Жиндокского сельского о-ва Урлукской волости Верхнеудинского у.
Заселено Забайкалье с незапамятных времен. Повсеместно можно обнаружить следы и жизни и деятельности древних обитателей. Это была самобытная и интересная культура ранних забайкальских племен – предков бурят и эвенков.
Триста лет назад, перед приходом русских, коренного населения бурят и эвенков насчитывалось в Забайкалье всего несколько тысяч человек. Эвенки, кроме даурского племени, жили родовым строем и занимались охотой и рыболовством. Общественный строй бурят имел более высокий уровень. Он носил характер классового расслоения. У родовой знати имелись рабы. В введении хозяйства также были изменения: буряты перешли от охоты к скотоводству и даже зачаткам земледелия (возделывали просо).
На территорию, где сейчас расположена Читинская область, русские проникли с двух сторон – с севера и запада. Одним из первых русских, проникших в Забайкалье, был Максим Перфильев. Это было в 1639 году, когда он со своими товарищами достиг устья реки Цыпа со стороны Лены и её притока Витима (ныне Каларский район). Поиск Максима Перфильева способствовал сбору сведений об эвенкийском племени дауров и о реке Амур.
Через восемь лет Иван Галкин построил Баргузинский острог, что стало началом решительного продвижения русских в Забайкалье. Так в 1650 году пять казаков атамана Василия Колесникова из Баргузинского острога, перевалив через Яблоновый хребет, дошли до реки Шилка. По возращению они принесли важные сведения о населении и богатствах этих мест.
На основании этих сведений енисейский воевода Афанасий Пассиков организовал поход на восток под руководством сотника Петра Бекетова. Петр Бекетов – примечательная личность из второго поколения ермаковичей. Он заложил много острогов, которые дали начало будущим крупным поселениям в Восточной Сибири.
Выступив с сотней казаков в июне 1652 из Енисейска, Петр Бекетов переплыл через озеро Байкал и заложил на реке Селенга острог, названный им Усть-Прорва. В следующем году Бекетов двинулся вверх по селенге и её притокам Хилку и Чикою. О том, что Чикой был обследован казаками-землепроходцами, говорит тот факт, что к моменту основания Красного Чикоя (1670) селенгинским казакам было известно не только место впадения реки Чикой а Селенгу, но и его истоки. А это можно было узнать только во время первой экспедиции Бекетова. Правда, сразу на Чикое не было заложено острога или поселения. В этом не было особой необходимости. Но Чикой с Хилком в XVII веке служили средством продвижения русских в восточное Забайкалье, а позже – постоянным средством связи между западным и восточным Забайкальем. Об этом говорит и то, что происхождение слова «чикой», русские произносили в те времена «Чуку» или «чика», и оно означало реку, берущую начало в Чуку, т.е. в гольце Чукондо. Позже голец стал называться Сохондо.

Образование Красного Чикоя

Красный Чикой, называемый до30-х годов Красный Яр, основанный вскоре после прихода русских в Забайкалье, является самым древним из всех русских поселений на Чикое. Напрашивается вопрос, почему Красный Чикой не был основан сразу как Иргенский острог в устье Хилка, а значительно позже и ни как острог, а как поселение? Чем руководствовались казаки-землепроходцы из Селенгинского острога, закладывая Красный Чикой только через полтора десятка лет после освоения Селенгинского острога?

Прежде всего это можно объяснить тем, что река Чикой, как и Хилок, связывая реку Селенгу с Ингодой, а через них русские остроги, не имела поселения, как долина Хилка. Поэтому возникла необходимость иметь такое поселение на Чикое. Но оно не носило характера острога, потому что из верховья Чикоя малочисленные монголы были оттеснены, а буряты в среднем и нижнем его течении приведены в русское подданство.Занятие пушным промыслом так же требовало наличие русского поселения. Но сразу же наряду с указанными причинами долина Чикоя преобретает большое значение в развитии хлебопашества. Об этом свидетельствует ссыльный протопоп Аввакум. Описывая особенности природных условий и возделываемые здесь культуры, он в своем «житии» писал: «Члеба пашут много, и родиться во всех заимках из пуда по двадцать и по тридцать и более, а хлеб продают по пять алтын и меньше за пуд: да пшеницу китайскую и ячмень сеяли, родятся же.»

В местных «садах» протопоп видел огурцы, чеснок, капусту и иные огородные культуры. И это в первое десятилетие прихода русских в Забайкалье, где местное население почти не занималось хлебопашеством!

Сторожилы Красного Чикоя помнят о том, что то место, на котором сейчас аэродром, называлось «братским огородом» Здесь некогда жили буряты с русскими и нарчду со скотоводством занимались хлебопашеством. Знаменательно название «братский огород». Приобщая к земледельческому труду бурят Чикоя, русские видели в них именно братов или братьев.
 
СветланаДата: Пятница, 03.06.2011, 12:52 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
Урлук
Урлукское волостное правление, Жиндинское селение, Читканское селение..
КОТЫЙ, с. на зап. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – с. Верх. Шергольджин. Расположено в 57 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. Основано в 1710 промышленниками-зырянами.
ОСИНОВКА, с. на сев. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – с. Захарово. Расположено в 56 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. Основано до 1722, в 1767 поселились 1-е русские

МЕНЗА, с. на юго-зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Менза, в 186 км к югу от с. Красный Чикой. В состав Мензинского окр. входят также сс. Укыр, Шонуй. Основано в 1728–30 как пограничный караул с Монголией

АЛЬБИТУЙ, с. на зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Чикой в 59 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. В состав Альбитуйского окр. входят также сс. Гутай, Нижний Нарым. Основано в 1788—92 семейскими. В 1923 открыта начальная школа, с 1974 — ср. В 1926 население — 837 чел., в 2002 — 386, проживают семейские. Действуют 3 КФХ, лесничество, отд-ние связи, филиал сберегательного банка. Имеются: ср. школа, Дом культуры, библиотека, участковая амбулатория. В районе А. расположен сакрально-погребальный комплекс Альбитуйский керексур
БОЛЬШАКОВО, с. на сев. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Коротково. Расположено на прав. берегу р. Чикой, в 22 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. Основано в 1722
АЦА, с. на сев. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Захарово. Расположено на прав. берегу р. Аца (лев. приток р. Чикой), в 16 км к юго-вост. от с. Захарово. Основано до 1722 бурятами Ашебатского и Цонгольского родов
БАРАХОЕВО, с. на сев. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Коротково. Расположено на прав. берегу р. Чикой, в 18 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. Основано в 1722, позднее в Б. из сс. Гутай и Байхор переселились семейские
Байхор, с., (на старых картах Байхар, Байхарская слобода) - от тюрк. бай - "богатый", "большой", кар, кыр (бур. произношение хар, хыр, искаженное хор) - "возвышенность", "невысокие горы".
Находится на сев.-зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Чикой, в 26 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. В состав Байхорского окр. входят также сс. Гремяча, Мостовка, Этытэй.Основано до 1763
Верхний Шергольджин
Шергольджин, Верхний и Средний, Красночикойский р-н - П. Паллас ( XVIII в.) записал: "Шираголжинский караул"; вероятно, от бур. шарагол (распространенный бур. топоним) - "желтая долина" (река) и суффикса шэн. Слово шараголшэн означает "люди желтой долины". Но другие производят от бур. шоргоолзон - "муравей", "муравейник".
Расположен на сев.-зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено в 46 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. В состав Верхнешергольджинского окр. входят также сс. Бурсомон, Котый, Средний Шергольджин. Основано бурятами в 1-й пол. XIX в
Архангельское (Качон)
АРХАНГЕЛЬСКОЕ, с. на сев.-зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на лев. берегу р.Чикой, в 9 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. В состав Архангельского окр. входит также с. Александровка. Основано в 1737, заселено в 1760-е старообрядцами-федосеевцами «Знаменского согласия». Первоначально называлось Кочен, во 2-й пол. XIX в. переименовано вА
ГУТАЙ, с. на зап. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Альбитуй. Расположено в 77 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. Основано в 1750 семейскими.
КОРОТКОВО, с. на сев. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Чикой, в 17 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. В состав Коротковского окр. входят также сс. Барахоево, Большаково, Быково, Красные Речки. Основано в 1752 проезжими промышленниками

БОЛЬШАЯ РЕЧКА, прииск на зап. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположен на лев. берегу р. Чикой, в 65 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. В состав Большереченского окр. входит также с. Маргинтуй. Основан в 1757.
МАЛОАРХАНГЕЛЬСК, с. на сев. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Чикой, в 7 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. В 1767 на месте крестьянских заимок с. Архангельское образована Новая деревня, к-рая позже объединена с д. Выезжей
НИЖНИЙ НАРЫМ, с. на зап. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – с. Альбитуй. Расположено на прав. берегу р. Чикой, в 63 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. Основано семейскими в 1767
МАРГИНТУЙ, с. на сев.-зап. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – прииск Бол. Речка. Расположено на прав. берегу р. Чикой, в 66 км к юго-зап. от с. Красный Чикой. Основано в 1782ЖИНДОКОН, с. на зап. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Жиндо-1. Расположено в 84 км (по автодороге) к юго-зап. от с. Красный Чикой. Основано в 1790
ЗАХАРОВО, с. на сев. Красночикойского р-на, центр сельского самоуправления, расположено на прав. берегу р. Чикой, в 51 км к сев.-вост. от с. Красный Чикой. В состав Захаровского окр. входят также сс. Аца, Осиновка, Фомичево. Основано в 1802 коренными сибиряками

БЫКОВО, с. в центр. части Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Коротково. Расположено на лев. берегу р. Чикой, в 22 км к вост. от с. Красный Чикой. Основано семейскими в 1805 на месте заимки
КРАСНЫЕ РЕЧКИ, Дурново, с. на сев. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – с. Коротково. Расположено в 29 км к вост. от с. Красный Чикой. К. Р. делилось на Верх. (1850), Сред. (1855), Ниж. (1860).

АФОНЬКИНО, с. на сев.-вост. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления — с. Черемхово. Расположено в 106 км (по автодороге) к вост. от с. Красный Чикой. Основано в 1884—86 на месте заимок семейскими

МОГЗОН, с. на сев.-вост. Красночикойского р-на. Центр сельского самоуправления – с. Шимбилик. Расположено на прав. берегу р. Чикой, в 85 км к вост.-сев.-вост. от с. Красный Чикой. Основано в 1920—22.
 
СветланаДата: Пятница, 03.06.2011, 13:32 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
важное культурное значение семейских дает им полное право обратить на себя особенное внимание при изучении этнографического состава Забайкалья. Знакомству с ними по этому я посвятил большую часть лета и вот те материалы, которые дало мне это знакомство.

Прежде всего укажем где они живут.

Почти исключительно они занимают Верхнеудинский Округ, где в четырех волостях: Тарабагатайской, Мухоршибирской, Куналейской и Урлуцкой они составляют половину. Часть их селится по Ингоде, есть также не много их близ Читы и в Нерчинском Округе. По религиозному толку большая часть их принадлежите к старообрядческой секте, признающей священство, рукоположенное епископом; но выбираемое самими ими, без ведома церковной власти, а поэтому они вывозят себе священников из России тайно. Другая часть, весьма незначительная, беспоповцы, и только отдельные личности есть из духоборцев.

Часть их принадлежите к единоверию, преимущественно в Урлуцкой волости и еще в Тарабагатае, а в других местностях все старанья миссионеров склонить их к единоверию оказываются совершенно безуспешными.

Кроме того между ними есть значительная разница и в характере. Урлуцкие, например, гораздо пассивнее в религиозном отношении, снисходительнее к своими православным соседям и вообще уступчивее, тогда как Бичурские; Окиноключевские, Куйтунские и некоторых других мест отличаются сильным пропагаторским духом и упорством.

Есть некоторая разница в костюме, в домашней обстановке и в приемах земледелия. Особенности эти частью развились уже здесь, на месте их поселения, частью вынесены ими из прежнего их отечества, на что мы укажем в своем месте.

Больше всего я прожил в Бичуре, но в то же время объехал большую половину других селений.

Не лишним, я думаю, поименовать все селения, в которых живут семейские. Вот они: По Хилку и близь его - Акино-Ключи (половина беспоповцы), Билютый, Мангиртуй, Бичура (есть православные и единоверцы); по тракту между Петровским заводом и Верхнеудинском: Харауз, Никольское, Хонхолой, Мухоршибирь, (половина православных) в Харашибири несколько домов; Десятникова, Тарабагатай (есть православные и единоверцы), на восток отсюда Куйтун, Куналей и Жерим :(половина беспоповцы); на западе от тракта - Новый-Загон, Щаралдай, Шариха (беспоповцы) и Барыкина (беспоповцы). По Чикою (большая часть единоверцы); Урлук (половина единоверцы), Гутай (не признающее брака, есть и единоверцы), Укыр, Киреть (больше единоверцы), Талнерское (единоверцы), Шатагайское, Захарово, Фомичевское, Барахоево, Малое Архангельское, Выезжевское, Коченское, Мангиртуй, Шинок, Альбитуй, Верхне и Нижне-Нарым, Должено-Грехневское, Хилкотой, Осиновское, Шимбелик. Между Чикоем и Ингодой; при впадении р. Онгорка в р. Блудную (текущ. к Ингоде) 5 дворов.
А на Ингоде близ Танги - Нова Павловское (недавно поселились, большею частью из Малоархангельского) и еще в Шимулане (есть и православные: малороссиян 3 двора и сибиряков 5 дворов).

Во всех селениях должно их считать около 30000 душ обоего пола и всех толков.

Прежде всего ответим на вопрос: откуда пришли семейские?

Сама они только и знают, что пришли из Польши приблизительно около 1776 г. Тоже самое значится и в старых документах, где они называются выселенными из Польши старообрядцами: но из какой именно местности, на то нет ответа.

Есть однако указания на то, что они вышли не из одной местности. В Хараузе один старик говорил мне, что их предки пришли из Риги, тоже самое говорили: мне и некоторые в Урлуке (Харауз населился из Урлука же). На происхождение их из разных мест указывает разница толков:, самом характере и; некоторые бытовые особенности. Семейские Куналейской волости одни пашут пароконным плугом в роде немецкого, тогда как все остальные пашут сохой. Урлуцкие отличаются от других и костюмом: они носят войлочную шапку, которую называют колпаком и партни или моризни обувь в роде башмаков без подошв из козьих лапок; отличается также и Урлуцкая кичка (женская головная повязка) от других; в языке их я заметил более мягкий выговор и еще некоторые особенности, о которых и скажу; особо.

По всему вероятию; они жили в Литве или Белоруссии; другие, может быть, ближе, к нынешнему Остзейскому краю. В новом поселенье на Онгорке старик Казаков говорил, что дедушка его имел свой гальот и морем перевозил народ, но откуда и куда не знает.

Попали они в Польшу конечно из северных губерний, Архангельской и Вологодской. Одна песня указывает, что живя в Польше, они считали себя недавними поселенцами. Грустное воспоминанье об том, что они должны были оставить свою страну и поселиться в Польше, под властью правительства не их национальности, сохранилось в этой песне по сю пору. Вот она:

Кому повем печаль мою?
Кого призову ко рыданию?
Токмо тебе Владыко мой.
Известна тебе печаль моя,
Моему творцу создателю -
И всех благих подателю.
Когда б имел я источник слез,
Плакал я бы и день и ночь.
О, отче Иакове!
Твои сыны; мои братья;
Продаша мя во иную землю:
Во иную землю, во египетску,
Служити царю неверному,
Пентифрию поганому.

Судьбу Иосифа, проданного братьями и служившего чужому царю, они приравняли к себе, когда должны были оставить свое отечество и поселиться в Польше; а теперь поют туже песню, воспоминая свою вторую родину в Польше.

Поводом к этому переселенью послужило не желанье покориться требованию церковной иерархии - принять книги, исправленные Никоном и изменить никоторые старые обряды. Воспоминание об этой борьбе также сохранилось у них в песне, под названием: Стих Соловецких чудотворцев (будет помещен дальше).

В Польше они жили лет сто, и у них, кроме двух приведенных выше песен; не осталось ни малейшего воспоминанья об их приходе с севера. После первого раздела Польши, когда часть польских провинций присоединена к России, эти старообрядцы снова очутились под русским правительством.

Екатерина II обратила свое внимание на них. Видя в них дух религиозной оппозиции, на которой может быть основана оппозиция политическая, она, не терпя ни каких сект, решилась старообрядцев

выселить оттуда, где они казались ей небезопасными, и отправить в Сибирь для заселения и возделанья наших крайних восточных пустынь. Это была первая партия переселенцев, явившихся в Сибирь большою массой, целыми семьями, с полным хозяйством, тогда как прежде селились вольные промышленные люди, солдаты и казаки, беглые барские люди, большею частию бессемейные. Вот и назвались эти переселенцы семейскими.

Ровинский П.А. Этнографические исследования в Забайкальской области // Известия СО РГО. Иркутск, 1872. Т. 3, № 3. С. 120-133
 
СветланаДата: Вторник, 27.09.2011, 16:01 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
В 1581 -1582 гг. началось покорение Сибири. Отряд казаков и ратных людей уральских купцов Строгановых под руководством Ермака разгромил войско Сибирского хана. Но для закрепления победы помощь правительства была недостаточной. Ермак в 1585 г. погибает. Остатки его отряда покинули Сибирь. Тем не менее, в 1586 г. построена крепость Тюмень, а через год, в 1587 г., основан г. Тобольск.

С увеличением населения многие из таких опорных пунктов, располагавшихся в пригодных для хлебопашества условиях, стали обрастать крестьянскими селениями, превратились в очаги русского земледелия среди обширных необжитых пространств и территорий, занимаемых малочисленными народами.
Быстрое продвижение и создание опорных пунктов и очагов русской оседлости обеспечило широкий фронт соприкосновения заселенных русскими районов с неосвоенными еще пространствами, последующее знакомство с ними и постепенное земледельческое освоение новых территорий.
Первым районом оседания русских хлебопашцев в Зауралье стала долина реки Туры. Затем начинается заселение ее притоков: Тагила, Ницы, Ирбита. С середины XVII в. русские слободы и деревни продвигаются на юг на Пышму. С основанием в 1659 г. Ялуторовского острога и южнее его на Тоболе — Царева Кургана (ныне Кургана) — началось быстрое заселение р. Исети и её притока Миаса. «Возникновение более 50 слобод по Пышме, Исети с Миасом и Тоболом, — пишет В.И. Шунков, — укрепили за этим районом славу самого земледельческого района Сибири XVII в. и в то же время означало решительный сдвиг земледелия к югу, в более удобные для его развития места».1 От Тюмени и Ялуторовского острога по Туре и Тоболу цепочка русских поселений тянулась к Тобольску, в окрестностях которого — в низовьях Тобола и по берегам Иртыша — сосредоточилось значительное русское население.
«В пределах четырех уездов — Верхотуринского, Тюменского, Туринского, Тобольского, — пишет В.И. Шунков, — был создан в течение века земледельческий район, сосредоточивший в себе на грани XVII—XVIII вв. 75% всех сибирских крестьян и ставший для этого времени основной житницей в Сибири». В конце XVI в.
Сибирское ханство было окончательно разгромлено, оставшиеся татары бежали в Ишимские и Барабинские степи, делая оттуда набеги на русских, мешали укрепиться оседлому населению и плодородных Ишимских степях. Грабили народ, не давая ему жить спокойно.
Для защиты населения по Ишимской линии строится новая сеть защитных форпостов и других объектов военного назначения. В 1680г. наряду с другими для наблюдения за движением татар возникает Абатский острог, именуемый в начале как форпост № 868. В 1687 г. на среднем Ишиме на базе Коркинского острога была основана Коркинская слобода (ныне Ишим), положившая начало освоению русскими Приишимья. В 1691 г. возникает слобода Орлове городище (Викуловская), затем на основе острога № 868 — Абацкая слобода в 1695 г.
Следует различать понятие слободы в феодальной России и слободы Сибирской. В XII—XVI вв. слободой в Центральной России назывались отдельные поселения, в том числе около города, крепости, зачастую окраины города или уже группа поселений (ближе к XVI веку), жители которых освобождались от налогов и повинностей.3
Доказательством того, что в Сибири слобода в большинстве случаев есть определенная территория, и её главное поселение выполняло функцию административного центра, являются высказывания и исследования крупных ученых историков-сибиряков.
Н.Я. Балюк пишет: «...другим способом закрепления и освоения земель являются слободы, большая часть которых возникла из укрепленных острогов. И в этом случае слобода, как тип поселения, выполняла следующую функцию — оборонительную — и в ближайшее от отсчета её создания являлась административным центром для всех близлежащих селений слободского присуда. В отдельных лишь случаях в нашем крае можно наблюдать развитие слободы как самостоятельного поселения, специализация которого определялась социальным заказом местной власти».

Во втором томе «Переписи населения», написанном московским дворянином А.И. Парфентьевым в ноябре 1710 г.: «имеется по Тобольскому уезду... Салтысарайская слобода (4 деревни), Маслянская (27 деревень), Ольховская (8 деревень), Барневская (11 деревень), Шадринская слобода (5 деревень), Красномыш-ская (10 деревень), Крутихинская (1 деревня), Успенского-Долматова монастыря (7 деревень) и заимка».5 Как видим, в семи случаях из восьми названных слобода — это административный центр определенной территории.
Ярким примером сказанному служит описание слободы А. Емельяновым: «Слободой называли обширную территорию, которая включала главное поселение, принадлежащие ему земли, а также возникшие на них заимки, небольшие деревни слободского присуда». Или по А. Васильеву: «Главные поселения — это населенные пункты в отведенном властями, или «досмотренном, «изысканном» месте. Здесь, как правило, возводили церковь, укрепление, острог, двор слободского приказчика, государевы амбары. Жили здесь церковные причетчики, судебные дьячки, слу-чайные люди, государственные крестьяне. Вокруг осваивались собственные (собинные) и государевы пашни.6
Понятие слободы отражено Г. Ноздриным в статье «Рождение Абатска»: «В Ишимскую оборонительную линию входило 60 острогов, один из них Абатский, основанный в 1680 г. После возведения острога вокруг него начала расти слобода».7
Аналогичное определение слободы дает А. Д. Колесников. Он пишет: «население осваиваемых регионов быстро растет. Если в Абацкой слободе в 1710 г. с её 9 деревнями (!) было учтено 177 дворов, 473 мужских душ и 402 женские души, то в 1713 г., т.е. через три года — 264 двора, а в 1744 г. — 31 деревня с 1032 ревизскими душами».8 Далее, в ведомстве (!) Абацкой слободы с 1763 по 1782 г. возникло 14 новых деревень: одна в старом районе, остальные — на южном (правом) берегу реки Ишим.9
Следовательно, на основании вышеизложенного Абатская слобода есть определенная территория с расположенными на ней деревнями и дата образования слободы (1695) не может служить годом образования села Абатского, как считают некоторые. В этой связи датой возникновения села Абатское следует считать 1680 г. (образование форпоста № 868), о чем справедливо свиде-тельствуют памятные стелы на въезде в село со стороны г. Ишима о 300-летии с. Абатское и со стороны г. Омска о его 320-летии.
Небезынтересно происхождение названия с. Абатское. Слово «Абат» устойчиво сохраняет языковый диалектизм живших на нашей территории сибирских татар. Главным в слове «Абатский» является приставка — «Аба». Если говорить об этой приставке, то она широко распространена в угоро-финских наречиях (словах), а это значит и в татарских. Это города, поселки, населенные пункты, реки (Абан, Абака, Аб, Абай, р. Абак) и даже имя татарского князя — Абака, владения которого находились как раз на территории нынешнего Абатского района, которые входили в улус Джуги, который располагался в лесостепях между реками Тобол и Иртыш. Не исключается в происхождении названия села такой известный момент, как факт гибели стрельца Абацкова, за-щищавшего данную крепость.
Таким образом, данное наименование села скорее всего произошло либо от имени этого князя, либо слово «Абат» позаимствовано с языковых финно-угорских наречий, либо в честь погибших защитников.
Экономическое развитие Сибири настоятельно выдвигало задачу улучшения транспортных связей между районами, прокладку прямых и более удобных трактов. В тридцатые годы XVIII в. от Тары прокладывают тракт на Викуловскую слободу. В Вику-лово дороги расходились. Одна на Тобольск, другая на Абатскую слободу и Ялуторовский острог. По северной дороге шло сообщение от Тобольска с восточными р егионами. По дороге Тюмень — Ялуторовск — Викулово — Тара и далее на Восток шли военные и купеческие грузы. Но эта дорога не удовлетворяла всех нужд. Охотники из крестьян находят и пользуются более прямой дорогой из Абатской слободы прямо на город Тару и из Абатской слободы на Омскую крепость.
В 1758 г. командующий линией (имеется в виду линией военных острогов и форпостов) приказал: «...За великою кривизной отставить дорогу между Омской крепостью, Петропавловской и Коркинской слободами, а вместо оного учредить прямой тракт от Мельничного редута через степь на Абацкую слободу».10
15 августа 1759 г. губернатор Соймонов издал указ об учреждении новой дороги: «...когда дорога будет измерена и описана на 200 сажен по обе стороны, надлежит определить сколько построить почтовых избушек, чтобы одна от другой не более 26 и не менее 20 верст были. Для строительства выделялась команда из 22 казаков». Строили эту дорогу также крестьяне из нескольких крепостей, в том числе из Абацкой. Он же рекомендует местным властям: «...чтобы по тракту деревни были, чтобы проходящие, имеется в виду арестованные и проезжие команды, обогрев име-
ли».

Для строительства дороги первыми в Абацкую степь прибыли крестьяне из Викуловской слободы и Тарского уезда и к началу 1761 г. по Абатской степи находилось 224 мужских душ переселенцев, а ревизией 1763 г. в новоучрежденной Тюкалинской слободе переписано 676 мужских душ.
Со строительством этой дороги расстояние прежнего тракта (Абацк — Викулово — Тара) сокращается на 150 верст.
Кроме того, между отдельными крупными селениями были проложены торговые тракты. Из них самое большое значение имел Тобольско-Омский тракт, который шел от Тобольска к югу до пересечения у Абацкой слободы с сибирским трактом."
Таким образом, местоположение Абацкой слободы на перекрестке великих трактов сыграло в её истории значимую роль. По сведениям 1749 г., она представляла собой хорошо укрепленную крепость на возвышенности. Кроме того, эта крепость была обнесена рвом и рогатками и укреплена деревянными стенами. Со временем крепость разрасталась, и с первой половины XVIII в. она становится известной как крупное торговое село Абатское. В селе была одна улица — центральная. По ней возили грузы, которые шли по Великому Сибирскому тракту.
Главным занятием населения Абацкой слободы было земледелие. Крестьяне сеяли рожь, ячмень, пшеницу, горох, коноплю и лен, в малых количествах сверх того репу.12 А так как вблизи протекала река Ишим, в которой водились чебаки, щуки, ерши, окуни, безкозобы, нельмы, налимы, язи13, занимались и рыболовством.
Основной административной единицей в XVII веке, т.е. на момент образования Абацкого (острога, слободы), был уезд. С 1719 по 1727 гг. Сибирские провинции, в том числе и Тобольская, были разделены на полковые дискриты, являющиеся административно-финансовой и военно-полицейской единицей для сбора податей на определенную воинскую часть. Но к 1736 году дискрит как единица обложения подушной податью упразднен и вновь учреждены уезды.
22 июля 1822 года утверждено «Учреждение для управления Сибирских губерний». Согласно ему, губернии делились на округа, которые в свою очередь — на волости. Данную дату следует считать датой образования Абатской волости.14
Эта система административно-территориального деления: губерния, уезд, волость просуществовала до 1923 года.
По состоянию на 1904 год в Абатскую волость вошло 20 населенных пунктов: Абатское, Бобыльское, Вяткина, Еремина, Колуйское (Кокуй), Королеве, Каткове, Кривоглазово, Лукошки, Марухи, Островная, Речкунова, Симонова, Таборы, Татарское
— Курмыш, Тельцово, Узлова, Шипунова, Шмакова, Шевырино (Молокова). Всего по волости было дворов — 1356, мужских душ
— 3832, женских душ — 3837. Всего 7569 душ.15
В 1907 г. в с. Абатском имелось 20 торговых заведений с общим оборотом до 200 тысяч рублей в год, главным товаром были сельскохозяйственные продукты. Развита была также обработка растительных и животных продуктов.16
О селе Абацком как центре волости в «Списке населенных мест Тобольской губернии» за 1904 г. говорилось, что село находится при реке Ишим на почтовом земском тракте. В селе имелось волостное управление, почта и земская станция, этап, две церкви (одна из них построена в 1839 г., другая — в 1846-1873 гг.); двухклассная Министерская школа, открытая в 1895-1897 гг., Минис-терская женская школа, открытая в 1868 г., лечебница, библиотека, кожевенный завод.
В селе было 244 двора, мужчин 667, женщин 676.п
В селе ежегодно проходили две крупных ярмарки. Зимняя, гак называемая Крещенская, ярмарка проходила с 29 декабря по 7 января. Крестьяне продавали сельскохозяйственные продукты и сырье. Особенно много привозили рыбы, кож, масла, меду, дров, а купцы доставляли сахар, ткани, пряности, хозяйственную утварь из металла. Обычно на ярмарке продавали лошадей. В цене были пилы, топоры. Абатские мастера славились изделиями из глины, валяной обувью.
С 23 по 30 июня проходила Петровская ярмарка. Все торговые заведения заранее завозили различные товары. Горели на солнце ткани шелковые, разноцветные ситцы, раздавался звон серебра, пахло салом, вяленой, соленой, сушеной рыбой, овчинами и кожей. Готовился и становой. Из уезда прибывали жандармы. Переодетые полицейские сновали среди народа, прислушиваясь к разговорам. А люди приезжали разные с многих мест, даже из С.-Петербурга.

Церкви находились в центре села: Крещенский собор и собор Петра и Павла. Здание волостного управления — к востоку от церквей, с камерой предварительного заключения и этапным
пунктом для политических и опасных для царского самодержавия людей. К северу от соборов находилась большая торговая площадь, где размещались лавки местных купцов и торговцев. В лечебнице, открытой в 1886 г. при волостной управе, принимал больных фельдшер Иван Степанович Москвичев. В штате также числились санитарка и две сестры милосердия. В лечебнице была всего одна палата для стационарных больных на 4 кровати. С 1898 по 1900 гг. врачом работал Константин Дмитриевич Даниэль. А в 1903 г. было построено новое здание больницы (пересечение улиц Лермонтова и Ленина). В ней уже была приемная, аптека, перевязочная и 4 палаты на 2 кровати каждая. Расширен был и штат: врач, медицинский фельдшер, акушерка, санитарка. Эта больница обслуживала, кроме Абатской, еще три соседние волости.19 К концу XIX века Абатск уже становится крупным купеческим селом. Среди купечества особенно выделялась Новикова Надежда Пав-ловна, имевшая деревянный дом из шести комнат, два кожевенных склада на территории, где сейчас размещается кулинария, за волостным управлением зерносклад емкостью на 30 тысяч пудов.
Властная, предприимчивая, умная, она вела торговлю с большим размахом: ежегодно скупала до 60 тысяч шкур телят, до 500 пудов сала, 500 пудов пера, 300 пудов пуха, 15-20 тысяч пудов овса, 15 тысяч пудов пшеницы. В 1917 г. на ярмарках в Абатском, Ирби-те, слободе Туринской Новикова закупала до 700 пудов сливочного масла, 550 пудов щетины, 220 пудов пуха, 26 тысяч пудов пшеницы, до 1000 пудов льняного семени. Закупала коноплю и мак.20
Особое внимание обращала на закупку мехов и различной дичи. Все кожевенное сырье и пшеницу Новикова продавала оптом немецкому купцу А.Д. Штембергу, получая от него хром и готовую обувь. Масло отправляла в Иран и Турцию через Баку.21
Купец Москвичев проживал в двухэтажном доме, долгое время в советский период в этом здании размещались редакция и типография, затем на этом месте было построено детское кафе (1986 г.). Москвичев торговал кондитерскими изделиями и мануфактурой, конной утварью.22
На месте нынешней конторы потребсоюза стоял дом купца Тюрина, торговавшего мануфактурой. В Абатском историко-краеведческом музее хранится фотография этого дома.
На месте бывшего книжного магазина размещался один из многочисленных кабаков Абатского — кабак Кубышкина.
Федор Тарасов (ему принадлежал дом рядом с Москвиче-вым) торговал водкой и винами.
Купец Сорокин торговал зерном. Имел большой деревянный дом (на месте нынешнего кинотеатра «Юность»), складские и подвальные помещения.
Старое здание райисполкома принадлежало купцу Степану Занину, имевшему лавку кожевенных товаров и два кожевенных завода. Это самое старое здание в селе было построено в 1824-1826гг.23
Довольно состоятельными были семьи Орловых, Ступиши-ных, Усольцевых, Шмаковых, Хохряковых, Малаховых.
В мае 1890 г. село посетил А.П. Чехов, который ехал по Великому Сибирскому тракту на остров Сахалин. Характеризуя переправу через реку Ишим у с. Абатского, о перевозчиках, он писал, что они из ссыльных, присланных по приговорам общества за порочную жизнь: «Землю они пахать не умеют или отвыкли, да и не мила им чужая земля вот и пошли на переправу». Далее Чехов писал: «Из большого села Абатского (375 верст от Тюмени) в ночь под 6 мая везет меня старик лет шестидесяти. При выезде происходит столкновение с почтовой тройкой. Как можно было узнать из ругани, причиной происшествия было следующее. В Абатское ехало 5 обратных троек, возивших почту. По закону, они должны были возвращаться шагом, но передний ямщик, соскучившись и желая скорее попасть в тепло, погнал лошадей во весь дух.., ругались ямщики нестерпимо, а научились они этому, говорят, у арестантов».24
Антон Павлович Чехов отделался легкими ушибами. Но так как ходовая часть тарантаса была исковеркана, ехать дальше было нельзя. «Шагом доплетаемся до деревни и останавливаемся у Ильи Ивановича Константинова, который и повез меня потом. В доме было холодно, так как специально не топили печь — вымораживали клопов».25
Крестьян Тобольской губернии, по сравнению с крес-тьянами Европейской части страны, отмечала большая зажи-точность и независимость. Это подметил проезжавший через Ишимскую степь и переправлявшийся через реку Ишим у села Абатского П.П. Семенов-Тянь-Шанский в 1856 г. 31 мая.26 В под-тверждение этого рассмотрим условия жизни местного насе-ления. Большинство жилищ во второй половине XVII вв. имели
три помещения: избу, клеть и сени между ними. В селе имелись дома с тремя и двумя помещениями, а также и отдельные избы. Площадь изб составляла от 50 до 100 кв. метров. Во дворе строили хлева, стайки, сараи. В XVIII — первой половине XX вв. богатые люди строили трехкомнатные (иногда и больше) дома из хвойного леса, середняки — двухкомнатные, бедняки — однокомнатные.

Большинство крестьян строили дома из березового леса, окна делали большими с двумя рамами. В избах клали печь, имевшую в середине XIX вв. дымоход. Пространство перед печью (куть) огораживалось занавеской. От печи противоположной стены устраивались палати, на которых спали и хранили одежду. В переднем углу стоял стол и лавки, над ними в правом углу делали «божницу», на которую ставили иконы. Характерной особенностью жилища была его чистота. За двором обычно располагался пригон, куда загоняли скот, был огород, имелась и баня.
Пища крестьян состояла из растительных, мясных, молочных и рыбных продуктов, дичи, ягод и грибов. Из растительной пищи преобладали хлебо-мучные изделия, изо ржи и ячменя делали солод, из муки — болтушки и кулагу. Из теста пекли блины и пироги, выпекали шаньги. Делали квас и пиво. В пищу шло говяжье, баранье, свиное, птичье мясо, дичь (зайчатина, куропатки, гуси), рыба, которая водилась в большом количестве.
Немаловажным вопросом изучения покорения Сибири является вопрос: «За счет чего, каких категорий людей формируется население Сибири?»
Длительное время бытовало мнение будто бы все русское население Сибири происходит от ссыльных. Прежде всего это утверждение неверно, так как приток населения в Сибирь шел по 2 основным видам. С одной стороны, переселение проводилось посредством правительственных мер по созданию здесь государевой пашни. В данном случае население «привлекалось» в Сибирь по прибору и указу. То есть это контингент людей, в основном мужчин, сосланных в зачет рекрутского набора. К этой категории относились отставные солдаты, их семьи и дети, а также жители поморских уездов, как правило занимавшихся на новых землях охотой и земледелием. Вторым видом притока населения в Сибирь была вольная народная миграция, или как ее определил исследователь В.И. Шунков, «народная колонизация
земель сибирских», впоследствии превратившаяся в основной вид притока населения. Причинами этого являлось следующее:
— юридическое оформление в конце XVI века в центральных районах России крепостного права, утяжеление налогового гнета и административного произвола. (Заметим, что сибирский крестьянин никогда не испытывал на себе крепостного гнета.);
— вербовкой населения в Сибирь занималось государство, но эффективнее агитация была от людей, вертавшихся из сибирских краев.
Помимо перечисленных категорий переселенцев за Урал определенный рост населения шел за счет людей ссыльных. По приблизительным подсчетам, число сосланных в Сибирь за период с 1593 по 1645 гг. составило 1500 человек (т.е. в год около 28 человек): с 1593 по 1613 гг. — 280 человек, с 1614 по 1640 гг. — 220 человек, с 1641 по 1642 гг. — 134 человека.27
В конце XIX в., когда было уже запрещено размещение ссыльных в Тобольской губернии, поданным 1893 г., население Ишимс-кого уезда состояло из 123226 душ обоего пола, из них крестьян-старожил — 104077 (84,7%), крестьян из ссыльных — 8200 душ (7%), крестьян-детей ссыльных — 6687 (5,5%), крестьян из солдатских детей — 1232 (0,9%), отставных солдат — 1200 (0,9%), крестьян из разночинцев — 1830 (1,4%).28
По Тарскому и Тюкалинскому уезду процент ссыльных был самым большим и не превышал 15%.
По данным марта 1767 г., по восьми основным деревням Абац-кой слободы (!) в 1764-1766 гг. поселено 710 мужчин, сосланных в зачет рекрут, 16 — без зачета за рекрут и лишь 13 ссыльных колодников.29
Таким образом, народонаселение Сибири, в том числе и Абацкой территории, прирастало за счет вольных и невольных, за счет рекрутского набора, переселенцев. Но умалять роль ссыльных, особенно политических, ни в коей мере нельзя.
Время шло. Менялся облик села и коктябрю 1917 года Абатск становится крупным купеческим селом. Абатчане имели крепкие хозяйства. Кроме земледелия занимались различными промыслами. А регулярное проведение торжков и ярмарок свидетельствует о производстве товаров, но политические события начала XX века (1905-1917 гг.) коренным образом меняют уклад жизни села Абатского и Абатской волости
Заселение Абатской степи
http://www.abatsk.ru/zaselenie.html
 
СветланаДата: Вторник, 27.09.2011, 16:28 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
АРАМИЛЬСКАЯ СЛОБОДА И ЕЕ УКТУССКИЕ ДЕРЕВНИ В 1680 — 1690 ГГ.NOTA BENE
Крестьянин Матюшка Исаков сын Лехкой был первым русским металлургом в окрестностях будущего Екатеринбурга.
Заселение Арамильской слободы происходило очень быстро. По переписи Тобольского уезда, проводившейся Львом Поскочиным в 1681–1683 гг.41, в слободе насчитывалось 126 крестьянских дворов, в которых проживало 337 человек мужского пола. Кроме них имелось три двора церковников, тридцать один двор служилых людей (казаки, пушкарь, затинщик и воротник), четыре двора бобылей, по одному — писчего дьячка и слободчика Мишки Сарапульца; всего — 166 дворов. Девяносто семь крестьянских дворов находилось в центральном поселении слободы. Здесь же, очевидно, проживали церковники и казаки. Остальные крестьянские дворы стояли по деревням, которых к этому времени в ведомстве Арамильской слободы насчитывалось семь (в порядке описания): «Арамильская на реке Исете на усть Бобровки речки (2 двора), Бобровская на речке Бобровке (13), Назарова на усть Истоку (3), Назарова вверх по Исете (3), Иктусова на речке Иктусе (3), Ольховка на речке Ольховке (1), Назарова вверх по речке Арамилю (4)». Реки, указанные в названиях деревень, позволяют надежно локализовать их географическое положение. У жителей Арамильской слободы перепись выявила семь мельниц и три кузницы. Кроме того, крестьянин центрального поселения Матюшка Исаков сын Лехкой был обложен оброком «на железной промысел», то есть был первым русским металлургом в окрестностях будущего Екатеринбурга.

Забегая вперед, заметим, что данный промысел крестьян Арамильской слободы, которые «делали чрез малые печи и употребляли в продажу железо, и со оного десятую (десятину) платили», просуществовал свыше 40 лет, до конца 1722 г., когда был запрещен прибывшим на Уктусский завод новым «командиром» Сибирского горного начальства, тогда еще генерал-майором В.И. Генниным. Примерно месяцем раньше специальный запретительный указ на эту тему объявлен им в Кунгуре, где по поручению Геннина капитаном из пленных шведов Ю. Берлиным в уезде выявлено 239 промышленников, копавших руду и плавивших железо, укладных мастеров — 13 человек, да несколько человек в самом городе. Судя по десятине, взятой в 1720–1722 гг. с мелких кунгурских промышленников, крестьяне за это время выработали кричного железа 3112 пудов, полосового 203 пуда, уклада — 897 пудов. Интересно, что отмеченная переписью 1682 г. семья плавильщиков в Арамильской слободе являлась выходцами как раз из Кунгурского уезда.

Большая часть населения — сто восемнадцать дворов — показаны уроженцами уездов Верхнего Прикамья (Кайгородок, Чердынь, Соликамск, Кунгур и строгановские владения на Чусовой). Заметны были переселенцы с Нижнего Прикамья (Оса, Сарапул, Алабуга, Малмыж и др.) — двадцать дворов. Остальные уезды европейской части России представлены одним-тремя дворами. Уроженцев сибирских уездов было четыре двора — один из Чусовской слободы Верхотурского уезда и трое из Мурзинской слободы Тобольского уезда.

В числе деревень Арамильской слободы перепись Поскочина показывает и единственное в то время поселение на берегах Уктуса — «деревня Иктусова на речке Иктусе». Первопоселенцы деревни происходили из тех же мест, что и большинство жителей Арамильской слободы. Из трех ее дворов в двух жили братья Дементий (Демка) и Иван (Ивашко) Петровы дети Деменовы, уроженцы Соликамского уезда Обвинской волости Рождественского прихода, пришедшие в Арамильскую слободу в 1679/1680 г. В третьем жил Фома (Фомка) Михайлов сын Вилесов, родившийся в той же волости в деревне Комарове и пришедший годом позже братьев Деменовых — в 1680/1681 г.

NOTA BENE
Деревню Уктус переписи 1682 г. следует считать древнейшим русским поселением на территории города Екатеринбурга.
В краеведческой литературе широко растиражирована версия о существовании в конце XVII в. поселения на озере Шарташ. Но это не подтверждается ни одним источником. Первые упоминания о Шарташе и соседней деревне Становой датируются двадцатыми годами XVIII в.44 А ревизская сказка Екатеринбургского ведомства 1748 г. прямо говорит, что жители деревни Шарташской «написанные по указу 1727 года 27 сентября пришлые из разных губерний и городов»45. То есть, Шарташ XVII в. является не более чем краеведческим мифом. Поэтому деревню Уктус переписи 1682 г. следует считать древнейшим русским поселением на территории города Екатеринбурга.

Вскоре после основания Арамильской слободы на землях к западу от нее вновь проявляет активность Фрол Арапов. В 1677/1678 г. он бил челом «о разрешении завести новую слободу вверх по реке Чусовой на Казанской дороге». В 1678 г. ему было поручено «вновь слободу строить на порожнем месте, а межи тем землям от Казанской дороге вверх по Чюсовой реке до Чюсового озера, а вниз по Чюсовой реке до Волчьей горы, на востоке до Исетских вод». «До Исетских вод», видимо, следует понимать как до водораздела Чусовой и Исети, то есть, — до верховьев Уктуса и его притоков. Значит, именно так определялась тогда западная граница Арамильской слободы и граница между Верхотурским и Тобольским уездами. Но вторая попытка Фрола обосноваться на Чусовой также не удалась. О существовании этой слободы в дальнейшем ничего не известно. А Фрол Арапов уже в переписи 1680 г. показан в «своей» Аятской слободе как «бывший слободчик».

5. Белоярская и Новопышминская слободы.
Планы 1703 г.
В восьмидесятые годы завершается административное размежевание земель вокруг Арамильской слободы. В ноябре 1684 г. тобольским воеводою была выдана уставная грамота на строительство Камышевской слободы на Исети, граничащей с Арамильской слободой по речке Брусянке. В 1686 г. верхотурскими властями на Пышме было начато строительство Белоярской слободы. Некоторая несогласованность границ новых слобод привела в 1695 г. к конфликту, дошедшего до того, что «крестьян били и увечили насмерть». Участие в земельных спорах принял и арамильский приказчик Иван Полозов.

В том же 1695 г. была проведена новая перепись тобольских слобод по Исети, в том числе и Арамильской. На берегах Уктуса к этому времени стояло уже три деревни.

Первая — «деревня Фомина на речке Уктусе. По мере от слободы до той деревни девять верст». В деревне насчитывалось 34 двора, в четырех из которых показаны Демка и Ивашко Петровы дети Деменевы и Фомка Михайлов сын Вилесов и его сын Ганка (Гаврила). Это позволяет уверенно сказать, что деревня Иктусова переписи 1682 г. идентична деревне Фоминой 1695 г. Все четверо ее старожилов показаны пришедшими «тому лет с пятнадцать». У крестьян деревни Фоминой переписью 1695 г. зафиксировано четыре мельницы; три из них — на речке Кылтыке (Калтыке).

Жители остальных тридцати дворов поселились в деревне, очевидно, после предыдущей переписи. Ровно треть (10 дворов) новопоселенцев Фоминой происходила из Соликамского уезда — родины первых жителей деревни. Еще 14 дворохозяев представляли другие уезды Прикамья (Кайгородок, Кунгур, Осу и строгановские вотчины). Из остальных заметно представлены были только выходцы из Сарапула (3 двора) — родины основателя Арамильской слободы.

Обращает внимание, что время прихода в Арамильскую слободу у новоселов Мичовых, например, показано то же, что у Деменевых и Вилесовых, а у другого новосела Устюгова даже на три года раньше. Но ни Мичовых, ни Устюгова в переписи 1682 г. обнаружить не удалось. Вероятно, здесь имеют место неточности информации, далеко не единственные в рассматриваемых документах (см. далее).

NOTA BENE
Первый житель деревни Фоминой был и первым русским жителем в черте города Екатеринбурга.
Кто был основателем деревни Фоминой? Этот вопрос интересен тем, что первый житель Фоминой был и первым русским жителем в черте города Екатеринбурга. Ответ, очевидно, раскрывает название деревни. Чаще всего новая деревня получала имя своего первопоселенца. По сведениям переписи 1681–1683 гг. Деменевы поселились годом раньше, чем Вилесовы, но это даты поселения в слободе, а не в деревне. Перепись 1695 г. разницы во времени прихода не отмечает, а сама деревня названа Фоминой, очевидно, по имени главы семьи Вилесовых. Скорее всего, Фома Михайлович и был основателем деревни. А Деменевы могли изначально поселиться в самой слободе и только потом перебраться в уже существующую деревню.

Время основания деревни, соответственно, ограничивается приходом Фомы Вилесова (1680/1681 г.) и переписью 1682 г.
О том, что перемещение населения внутри слободы имело место, свидетельствует описание второй деревни на Уктусе, которая в переписи 1695 г. так и названа «деревня Уктуская». В ней в это время было одиннадцать крестьянских дворов:

Гаврила (Ганка) Иванов сын Шилов. «Кунгурского уезду деревни Торговища, … пришол в 1677/1678-м году». Его брат Иван (Ивашко) Шилов. «Пришол он з братом своим Ганкою», и еще 9 дворов.

В собственности крестьян деревни Уктуской отмечены мельница и кузница.

По происхождению жители деревни были в основном из тех же уездов, что и деревни Фоминой. Четверо из них (Шиловы, а также Красного и Шалаумов) показаны пришедшими в 1677/1678 г., до переписи 1682 г. Действительно, в этой переписи все они обнаруживаются среди крестьян центрального поселения Арамильской слободы. При этом даты прихода в слободу в двух переписях немного (на один год) отличаются друг от друга. У семьи Красного есть и более существенные разночтения в сведениях — в 1682 г. они показаны уроженцами Казанского уезда Чолнымского села (сейчас — Набережные Челны), а не «Уфимского уезду села Дуваней». Независимо от расхождений, очевидно, что возникновение деревни Уктуской — результат процесса внутреннего освоения территории Арамильской слободы.

Основателями деревни были, вероятнее всего, братья Шиловы. В переписи 1695 г. они возглавляют список, да и сама деревня позже именовалась Шиловой. Время основания деревни — между 1682 и 1695 г. Более точную дату установить пока не удается.


6. Арамильская слобода и ее деревни. С «Чертежа межевой башкирской земли с слободами», 1695 г.
Далее в переписи 1695 г. идет описание деревни на Чусовой: «Деревня на реке Чюсовой, зовью(!) Чюсовская. По мере от Арамильские слободы до той деревни 13 верст с полуверстою.» Ее место в переписи позволяет определить порядок расположения деревень по Уктусу. Движение переписчиков шло от Арамильской слободы на запад, то есть вверх по речке Уктус. Следовательно, деревня Уктуская находилась выше Фоминой. Чусовская деревня, очевидно, была поставлена в месте, где Казанская дорога пересекала реку Чусовую. В 1678 г. верхотурские власти планировали поставить здесь слободу, то есть, считали это место относящимся к Верхотурскому уезду (см. выше). Когда произошел пересмотр границ, пока не выяснено. В Чусовской насчитывалось четыре двора.

По происхождению крестьяне деревни ничем не отличались от своих соседей из уктусских деревень. Кондрашка Куликов написан в переписи 1681/1683 гг. в центральном поселении слободы с другим происхождением: «родился де он Кунгурского уезду в деревне Комарове». Дата основания деревни — между 1682 и 1695 гг.

После Чусовой переписчики вернулись на Уктус, очевидно, в самые верховья, где в то время находилась третья уктусская деревня — «Деревня Зыкова на речке Уктусе. По мере до той деревни от слободы пять(!) верст.» Расстояние до слободы в пять верст — явная ошибка копирования (возможно, в подлиннике было «девять»). В деле следует обрыв, поэтому из описания деревни сохранилось только два двора:

Прокопий (Пронка) Исаков сын Лехкой. «С Кунгуру, деревни Полетаевы, пришол в 1682/1683-м году».

Козьма (Коземка) Федоров сын Заразилов. «Кайгородцкого уезду деревни Лоинской, <…> пришол в 1683/1684-м году».

У Прокопия Лехкого отмечена мельница. Сам Прокопий в переписи 1682 г. обнаруживается в Арамильской слободе во дворе своего брата Матвея (Матюшки). При этом датой появления семьи назван 1676/1677 г. Матвей Лехково выделялся тем, что единственный в Арамильской слободе платил подать «з железного плавленья» (см. выше). Наверняка и его брат имел отношение к этому промыслу. Большая разница в датах прихода может объясняться тем, что у Прокопия в переписи 1695 г. указано время, когда он отделился от брата в самостоятельное хозяйство. Время возникновения деревни Зыковой также определяется между 1682 и 1695 гг.

Где же располагались три уктусские деревни? Очевидно, что стояли они вверх по реке следующим порядком: Фомина – Уктуская (Шилова) – Зыкова. Крестьяне деревни Фоминой владели мельницами на речке Кылтыке (Калтыке). Это старинное название, нанесено, хотя не совсем точно, на карту Ремезова (см. Приложение, илл. I)). Поскольку на Калтыке (в XVIII в. — Вязовке, потом Патрушихе) хозяйничали жители деревни Фоминой, а не Шиловки, логично отождествить Калтык со средним и верхним течением современной Патрушихи. Очевидно, что деревня Шилова находилась на том отрезке Уктуса, который воспринял ее имя и на современной карте называется Шиловкой. Зыкова, следовательно, располагалась в самых верховьях Уктуса. Наиболее естественным местом для поселения здесь была точка пересечения Уктуса Казанской дорогой («тропой»), и в которой в дальнейшем была поставлена крепость Горный Щит. В начале 1720-х гг. на берегах Уктуса располагались Уктусский завод, деревни Нижний Уктус и Верхний Уктус. Вероятнее всего, Фомина соответствует Верхнему Уктусу, в восьми дворах которого в 1720-х гг. проживали крестьяне, отмеченные переписью 1695 г. в Фоминой.
 
СветланаДата: Вторник, 27.09.2011, 16:32 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
Описание Кузнецкого уезда Тобольской Провинции

в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 г.



Данная публикация - перепечатка текста, подготовленного А.Х. Элертом и опубликованного в книге: Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф. Миллера: История Сибири. Первоисточники. Вып. VI. Новосибирск:

Сибирский хронограф, 1996. С. 17-36.

http://www.admnkz.ru/document.do?id=92886



(л. 1) Кузнецкий уезд граничит на юге с суверенной калмыцкой областью нынешнего владельца Галдан-Церина, на востоке - с Красноярским и на севере - с Томским уездами, а на западе - с расположенными на Иртыше крепостями.

На юге его основную и большую часть занимают горы Алтай, которые тянутся непрерывной цепью от Иртыша до китайско-монгольской границы. Они начинаются на западе, в области кыргызских казаков, где они связаны с Уральскими горами, проходящими через середину земли башкир. А Уральские горы примыкают к Рифейским, образующим границу между Россией и Сибирью, а на севере - границу между Европой и Азией. В области кыргызских казаков горы называются Kopschi.

Отсюда они поворачивают на восток к Иртышу // (л. 1 об.) и достигают его в 50 верстах выше Семипалатинской крепости возле устья реки Zar-gurban; это место преодолевается с большими трудностями теми, кто путешествует из Сибири в Калмыкию. А от реки Zar-gurban горы тянутся вверх вдоль юго-западного берега Иртыша, пока не переходят через него возле Усть-Каменогорской крепости, и отсюда - на 200 верст прямо на север, далее на восток до Оби, затем немного севернее вплоть до реки Енисея. Между Иртышом и Обью наиболее употребительно название Алтай. Оно калмыцкое и означает Золотые горы. Удачное название, если бы оно основывалось на природе!

Правда, в этих горах в очень многих местах открыты следы больших ям и старых шурфов, из чего явствует, что прежние здешние жители также не забывали искать металлы, как это таким же образом замечено кое-где в Уральских // (л. 2.) и Рифейских горах. Только это лишь медные жилы, которые, однако, очень обильны и высокой пробы. (далее на л. 2 следует зачеркнутый текст: В старых татарских историях очень часто упоминается царство Алтын.

Оно, несомненно, помещалось в этих местах и, вероятно, дало горам название, полученное им самим из-за его богатства, почерпнутого все же откуда-нибудь из другого места. Драгоценности, которые прежде очень часто находили в могилах между Иртышом и Обью, являются несомненным тому свидетельством. А то, что нация, которая здесь жила, была татарская, а не калмыцкая или монгольская нация, доказывается наличием остатков костей, которые всегда одновременно встречаются в могилах. Ибо упомянутые последними народы не привыкли закапывать своих умерших, но представителей знатных сословий сжигают, а простых людей оставляют лежать в чистом поле на съедение зверям.) //

(л. 2 об.) Все значительные реки Кузнецкого уезда берут свое начало в вышеописанных горах. Иртыш, однако, имеет свои истоки в большом удалении сразу по ту сторону гор, пересекая их все же по всей ширине. А Обь, самая значительная среди всех, вместе с рекой Томью, которая, несмотря на ее короткое течение, не намного уступает обеим предыдущим, возникает в середине гор. Иртыш, (написано над строкой: хотя он уже описан мной в другом месте, здесь) не может быть пропущен, потому что должны быть учтены несколько маленьких рек, впадающих в него с восточной стороны: из-за их близости они должны быть причислены к Кузнецкому уезду. Это Бухтурма, Ульба и Уба. Хотя вверх по течению от Бухтурмы есть еще две подобные реки, также впадающие в Иртыш с востока, - Narim и Kurtschum, - однако они текут по ту сторону гор и из-за их отдаленности здесь уже не могут учитываться, разве что будет желание распространить границы Сибири до озера Norr-Saissan. //

(л. 3) Устье реки Бухтурмы находится на расстоянии лишь полдня пути вниз по течению Иртыша на маленьких ботах от Усть-Каменогорска. Только при этом надо иметь в виду, что вышеуказанное течение, медленное от озера Зайсанского до Усть-Каменогорска, в этой местности является столь быстрым, что для упомянутого полдня пути можно принять по меньшей мере 100 верст.

На самой Бухтурме течение такое быстрое, что против него почти невозможно идти на веслах. Вся река выглядит одним непрерывным порогом. На обоих берегах находятся очень высокие и крутые горы. Ширина устья до 20 саженей. А ее исток, вероятно, находится поблизости в одном месте с истоками Чарыша, который с юго-запада впадает в Обь.

Ульба протекает примерно в 2 верстах мимо Усть-Каменогорской крепости и в 8 верстах ниже нее через два устья впадает в Иртыш. Она в большинстве мест имеет ширину в 20-25 саженей и часто делится на различные рукава. Точно так же // (л. 3 об.) и Уба, которая еще чуть шире Ульбы и в 82 верстах ниже неоднократно упоминавшейся крепости впадает в Иртыш. Истинные истоки обеих последних рек в горах неизвестны. А все три реки имеют то общее, что они, как и Иртыш в этих местах, имеют каменистое дно и берега, а также, исключая высокую весеннюю воду, очень мелки.

Обь, которую как калмыки, так и татары называют Umar, образуется от слияния двух довольно больших рек - Бии и Катуни. Первая из них течет с юго-востока, а вторая - с юга. Бия из этих двух рек большая и берет начало из озера в середине гор, которое калмыки и татары называют Altin-nor или Altin-kul, а русские - Телеское озеро. Калмыцкое и татарское названия имеют общее с Алтайскими горами происхождение. А русское возникло от одного татарского народа, живущего возле озера, который сам себя называет телесы.

Вместо этого в старых татарских историях раньше оно было известно под названием Китайское озеро.

Это Гелеское, или Алтынское, озеро протянулось в длину с юго-востока на // (л. 4) северо-запад на 100 верст, тогда как ширина его не более 4-6 верст. С одного берега можно видеть другой невооруженным глазом. А берега кругом очень высокие и скалистые, за исключением того, что в нескольких местах, где впадают реки, встречаются низкие места и долины. Вода в озере без малейшего заметного течения.

Северная половина зимой иногда замерзает, так что можно переходить, южная - никогда. Дно глубокое и скалистое. С юга в озеро впадает большая река, которую калмыки и тамошние татары называют Tschuluschman. Ширина ее до 50 саженей, большей частью очень глубока, но не быстрая; дно каменистое. С востока в озеро течет еще другая, также довольно большая, река Чулыш и с запада несколько маленьких рек и речек, которые не так примечательны. Вода как в озере, так и в тамошних реках поднимается, вопреки обыкновению других мест, лишь в середине лета, когда наибольшая жара и тает снег на высоких горах, поскольку весеннее солнце для этого недостаточно продолжительно.

Река Бия в том месте, где она вытекает из озера, очень быстрая и проходит через различные пороги, но вскоре она теряет скорость, // (л. 4. об) когда едешь вниз по течению. С восточной стороны, примерно на полпути между озером и слиянием с Катунью, в Бию впадает другая река средних размеров, которую татары называют Ки-ssu, что означает Лебедь-река, и поэтому русские называют ее Лебедь-река. По обе стороны Бии на всем ее протяжении непрерывно тянутся горы. Она имеет в большинстве мест ширину в 100 и более саженей, а также довольно глубокое и каменистое дно.

Катунь, которая возле устья имеет ширину, равную примерно половине ширины Бии, а в остальном обладает одинаковыми с нею свойствами, на своем пути принимает в себя с западной стороны две довольно большие реки, из которых нижняя называется Semja, а верхняя Chara-gol, что по-калмыцки означает Черная река. Помимо них имеются еще другие маленькие реки и речки, впадающие с обеих сторон, которые, однако, не так нуждаются в рассмотрении.

Обь в Кузнецком уезде течет большей частью на северо-запад. Ее ширина от 200 до 300 саженей, иногда также, при высокой воде, более версты, когда низкие места на ней позволяют выйти воде из берегов. // (л. 5) Как и Иртыш, она имеет обыкновение часто менять свое течение и подмывать то один, то другой берег или, порою, совершенно прорывать их, отчего возникает множество маленьких и больших островов, которые образуются этими различными рукавами реки. Дно песчаное и река везде очень глубока и судоходна. Расстояние от Иртыша до Оби по прямой дороге через степь, лежащую между ними, местами не превышает 300 верст.

В Обь, пока она течет по территории Кузнецкого уезда, с западной стороны текут следующие реки, выделяющиеся из других: Petschanna по-калмыцки Besch, самая верхняя, или южная, из них; затем следуют вниз по течению Оби река Ануй, по-калмыцки Jelanga; далее Чарыш; за ней Алей, по-калмыцки Anui; после нее Барнааул, по-калмыцки Boro-nor; и, наконец, Касмола или, в калмыцком произношении, Chasmala.

Чарыш - самый большой и значительный из них и недалеко от устья имеет ширину примерно в 50 саженей. Его исток находится в // (л. 5 об.) Алтайских горах, в том месте, где, как выше сказано, возникает также и Бухтурма, текущая в Иртыш, и между обоими источниками посередине имеется лишь одна большая гора. Уверяют, что исток реки Narim также должен быть в небольшом отдалении отсюда. Направление течения Чарыша вначале с юго-востока на северо-запад, во время которого он в горах принимает в себя с юга еще также довольно большую реку, называемую калмыками Chairkum-gol. А затем, когда он уже оставил горы, Чарыш поворачивает к Оби на северо-восток и здесь в него впадает маленькая речка Локтовка, которая тоже имеет исток в горах и из-за своей светлой воды называется калмыками Zugan-usun, то есть Белая Вода.

Реки, впадающие выше Чарыша, как и впадающий ниже Алей, возникают точно так же в горах Алтай. А Барнааул и Касмола - в степи из двух расположенных поблизости друг от друга озер, которые имеют много островов и поэтому называются по-русски Островные озера. //

(л. 6) Выше приведенное калмыцкое название реки Барнааул также выводится отсюда, так как оно означает в этих словах не что иное, как Серое озеро, так как эта река помимо озера, из которого она возникает, течет еще через много маленьких озер и эти озера посредством их взаимосвязи собственно и образуют реку.

Возле указанных обеих рек Барнааул и Касмола, от их устьев поперек через степь до Иртыша, имеется большой березовый и сосновый лес, который разделен посреди степи на полпути между Обью и Иртышом. Та часть, что к Оби, называется вследствие соседства неоднократно упомянутых маленьких рек то Барнааульским, то Касмолинским бором, а тот, что к Иртышу, - Иртышным бором. Местность, где последний достигает Иртыша, находится немного ниже Семипалатинской крепости.

В местности, где оба леса отделяются друг от друга, в середине степи расположено соляное озеро, в котором соль, подобно как в Ямышеве, садится на дно и считается очень хорошей для употребления в пищу. От Оби досюда приблизительно 200 верст. По форме это озеро составляет почти правильный круг // (л. 6 об.) с диаметром в одну версту. Соль лежит на дне слоем толщиной примерно в ширину ладони и после того как ее поднимают, она осаждается вновь. Над ней имеется светлая соленая вода на высоту в один фут или, в середине, еще немного выше. Но как соль, так и вода имеют в себе немного красного и фиолетового цвета, а также резкий запах, как у Ямышевского соляного озера. Название, которое дали озеру, возникло по поводу леса, между которым оно находится, а именно Боровое соляное озеро. Поблизости от него в нескольких саженях к югу имеется маленькое пресное озеро с прозрачной и очень приятной на вкус водой.

Другое подобное соляное озеро находится в той же степи, на расстоянии почти в 200 верст к северо-западу от Борового, которое также расположено посередине между Обью и Иртышом и от каждой из этих рек удалено не более, чем на 150 верст. Оно, однако, гораздо больше предыдущего. В любом случае уверяют, что оно по величине в четыре раза превосходит соляное озеро у Ямышева, которое все же имеет в окружности более 9 верст. В него // (л. 7) из вышеупомянутого Касмолинского Островного озера течет река Колунда, по которой также и озеро называется Колундинским соляным озером.

Еще одно достопримечательное, однако пресное, озеро находится в степи между Обью и Иртышом, почти в 200 верстах к юго-востоку от Борового озера, которое имеет продолговато-круглую форму с севера на юг и длину от 3 до 4 верст, а ширину от 2 до 3 верст. Из него при высокой весенней воде в 15-20 верстах отсюда в вышеназванную речку Локтовку впадает исток. Оно имеет такое свойство, что вода в нем даже при совершенно тихой погоде волнуется, отчего уже в давние времена русскими караванами, которые на пути из Томска в Калмыкию пересекали эту местность, ему было дано название Колыванское. Калмыки называют его Chara-nor, то есть Черное озеро, поскольку вода в нем темноватая. //

(л. 7об.) С восточной стороны в Кузнецком уезде в Обь текут лишь две реки, которые больше других подходят для описания. Это реки Чумыш и Бердь. Устье Чумыша находится в немногих верста ниже устья упомянутой ранее реки Касмолы, а устье реки Бердь - на границе Томского уезда. Первая песчаная и глубокая, а вторая каменистая и мелкая. Каждая шириной примерно в 2 сажени. Обь между ними делает большой поворот на запад, что является причиной того, что степь здесь между Обью и Иртышом гораздо уже, чем в других местах.

Хотя река Томь впадает, как и остальные реки, в Обь, но поскольку это происходит лишь уже в Томском уезде, то здесь ее можно рассматривать также как главную реку. Она течет, точно так же, как Обь и Иртыш, большей частью на северо-запад и протекает почти везде через горы таким образом, что там, где остальные места совершенно ровные, на Томи, тем не менее, видны высокие скалы. В большинстве мест ее ширина составляет от 100 до 200 саженей. Дно повсеместно очень каменистое и // (л. 8) не очень глубокое, (далее зачеркнуто: При высокой весенней воде по ней все же можно ходить на дощаниках.)

Две другие реки, впадающие в Томь с западной стороны, пропуская все остальные маленькие, имеют одинаковые с ней свойства. Верхняя называется Мраса, а нижняя Кондома. Оба устья находятся на расстоянии не более 30-40 верст друг от друга. Каждая шириной примерно в 40 саженей и обе принимают в свою очередь в себя много маленьких рек и речек. От устья Кондомы Томь становится судоходной таким образом, что в любое время по ней можно ходить на больших лодках, а весной по высокой воде также и на дощаниках. А выше по течению из-за многочисленных мелких мест и быстрого течения очень трудно ходить и на маленьких лодках.

(написано на полях: Между устьями обеих упомянутых сейчас рек на северо-восточном берегу реки Томи, немного выше впадающей в Томь с востока реки Абашевой, находится горящая гора, которая по причине текущей здесь очень быстро воды называется татарами Casir-tau. Она, однако, не выбрасывает из себя собственно огонь или пламя, но лишь выпускает через различные отверстия постоянный дым и не без сходства с горящим торфяником, да и гореть она начала лишь приблизительно 20 лет назад.)

В Кузнецком уезде нельзя пропустить еще одну реку, которая берет свое начало недалеко от западного берега Томи на Томской границе и называется кузнецкими жителями, как русскими, так и татарскими, Уен. Вскоре после своего истока она, однако, продолжает течение по Томскому уезду и впадает в Обь немного верст ниже реки Бердь, // (л. 8 об.) где она носит название Иня. Ширина ее равна примерно 20 саженям, дно мелкое и каменистое.

Непосредственно перед русским завоеванием этих мест ими, а также ранее всеми томскими и еще несколько позднее красноярскими местностями владели кыргызы, языческая татарская нация, и остальные татарские жители должны были платить им дань. То тут то там еще находят следы старых городов и укреплений, в которых находились эти народы. Калмыки в это время заселяли всю степь между Обью и Иртышом вплоть до реки Омь и до границ Томского уезда к западу от Оби. Первые вскоре отошли и присоединились ко вторым, с которыми они с этого времени действовали сообща и еще сейчас живут смешанно с ними. Последние, однако, до нынешнего столетия держались прочно, пока все же, наконец, сами не очистили поле и не перешли на ту сторону Алтайских гор.

Те калмыки, которые в настоящее время живут ближе всего к Сибири - это жители так называемого на многих ландкартах края Канкарагай. Они на их собственном языке называют себя // (л. 9) именем Urunchai, что на калмыцком означает «дающий богатство», и живут в горах в верховьях реки Чарыш и на реке Chairkum. Их насчитывается до 270 семей и они платят дань калмыцкому владельцу соболями, которые на всем Алтае и особенно в этих местах имеют прекрасные черные, но небольшие и короткошерстные шкурки. Каждый женатый платит по 5 соболей в год, а неженатые не платят. Зато они не служат на войне. Их оружие - лук и стрелы. Некоторые также стреляют из ружей.

Название Канкарагай или, скорее, Ханкарагай несправедливо прилагается ко всему этому краю. Во всех Алтайских горах есть единственная гора недалеко от восточного берега реки Чарыш, в половине дня пути выше устья реки Chairkum, которая очень выделяется среди других высотой и остроконечностью и которая именно так называется калмыками. Название на калмыцком и татарском означает «царский сосновый лес», так как гора очень густо поросла соснами.

У калмыков есть одна легенда. Давно в этих местах правил хан, ставка которого располагалась между реками Бией и Катунью в месте их слияния. // (л. 9 об.)

Однажды он отправился на войну против своих врагов, и так как он оставлял двух жен, которых очень любил, то перед отъездом он договорился с ними, что если они получат известие о его смерти, то сами покончат с собой; сам он хотел поступить точно так же при получении такого известия о них. Как только он благополучно вернулся из похода в район указанной горы, то для проверки верности своих жен послал вперед слугу и велел сообщить, что якобы он погиб в одном из сражений. Обе супруги по получении этого печального известия сразу же, так что этому не смог помешать посланец, бросились в (упомянутые две реки. А так как одну из них звали Би, а другую Катуна, то реки получили от них свои имена. А хан, который стоял в середине этой местности, услышав об этом, чтобы со своей стороны не нарушить верности, поднялся на гору и точно так же разбился с нее насмерть. Это является причиной названия Ханкарагай. //

(л. 10) Живительно, что русская сторона не прилагала много усилий для присоединения этих мест. (Далее зачеркнуто: Одна татарская нация, которая сама себя называет телеутами, калмыки называют их теленгутами, русские белыми калмыками, подчинилась большей частью совершенно добровольно. Они жили тогда на реках Алей, Барнааул и Касмола в шатрах, сделанных из бересты, которые они транспортировали с места на место.

Однако сейчас они живут на восточном берегу реки Томи.) Телеуты, татарская нация, которые тогда под калмыцкой властью жили на реках Алей, Барнааул и Касмола, подчинились большей частью совершенно добровольно и поменяли свое старое местожительство на восточный берег реки Томи. Однако остальные из них, которые не подчинились, отступили и сейчас еще кочуют по рекам Катунь и Хара-гол. Это обычно так называемые калмыками и русскими теленгуты, которые прозываются также белыми калмыками.

Раньше их постоянно использовали в качестве толмачей, между русскими и калмыками, так как все они помимо татарского языка понимают и калмыцкий, и когда русский посол или нарочный отправлялся из Тобольска в Калмыкию, то он обычно в местности, где сейчас стоит семипалатинская крепость, // (л. 10 об) стоял до тех пор, пока посланные им люди не встречали в степи теленгутов, которые должны были сопровождать их до калмыцкой Урги.

Со всеми остальными татарами также не было никаких трудностей привести их к послушанию после отхода кыргызов как хозяев этой страны. Без возражений они платили требуемый с них ясак и даже не роптали против того, что в то же самое время с них еще требовали прежнюю дань калмыки как преемники кыргызов. Это произошло также не сразу, а очень постепенно, что эти народы были совершенно объясачены. Вначале довольствовались самой малой данью, которая впоследствии со временем была увеличена по состоянию дел и в пропорции с другими ясачными народами. Да недавно еще различные татарские местности на калмыцкой границе, которые до этого платили дань только калмыкам, были объясачены.

Упомянутый сбор с этих татарских народов ясака был вначале единственным намерением русской стороны в этих местах. По этой причине // (л. 11) нынешний город Кузнецк был вначале построен лишь как маленький острог, в котором посланные ясачные сборщики могли быть в безопасности от любого нападения. Позже, однако, когда увидели, как удобен этот край и для поселения русских жителей, то были основаны также со временем деревни и села, и маленький острог превратился в довольно большой город.

Строительство города или, скорее, первого острога Кузнецка произошло в 1617 г. от Рождества Христова, или в 7125 г. по старому русскому летосчислению от сотворения мира, в царствование светлейшего царя Михаила Федоровича, заслуги которого в расширении и освоении Сибирского царства также небезызвестны. Контроль над строительством был поручен в Тобольске голове тобольских татар по имени Молчан Лавров и сыну боярскому из Тобольска Остафию Михалевичу, которые имели для работы под своим началом достаточное число казаков обычной сибирской ландмилиции из городов Тобольска, Тюмени и Томска.

Они выбрали место на северо-восточном берегу Томи, напротив устья реки Кондомы, где в Томь впадает маленькая речка Бряза. А так как там в это время жили те татары, которые и сейчас еще на Кондоме кормятся большей частью плавкой железа и наряду с этим как кузнецы перерабатывают железо для различных нужд, то поэтому острогу было присвоено название Кузнецк. // (л. 11 об.)

Однако татары и калмыки по маленькой речке Аба, которая впадает в Томь с юго-запада, в 2 верстах ниже Кузнецка, дали пункту название Aba-tura. Следует при этом отметить, что слово tura в обоих языках означает не только город, но и любое простое деревянное здание или дом; многие телеутские татары, которые в Кузнецком уезде наряду с шатрами имеют также деревянные дома, называют их точно так же.

Как острог вышеуказанным образом вначале был основан лишь из-за сбора ясака с татар, так он продолжительное время не имел иных жителей, кроме приказчиков и казаков. Также сомнительно, чтобы позже сюда самостоятельно переселялись колонии торговцев, поскольку и сейчас еще здесь почти не заметны следы коммерции. А последующее заселение следует приписать, главным образом, многим высланным сюда в немилости людям. Равнину, однако, начали возделывать, кроме немногих направленных сюда колоний, большей частью беглые крестьяне Тарского, Тюменского и Верхотурского уездов, которые путем побега хотели избежать обычных налогов и попадали сюда через Барабинскую степь.

Момент, когда острог по высочайшему указу царского величества был возвышен и провозглашен городом, падает на 1689 г. от Рождества Христова. Острог, однако, от этого не исчез, // (л. 12) а и сейчас еще находится в центре города. К тому же вне его для большей защиты от вражеских нападений кыргызов и калмыков в 1717 г. на самом верху берега Томи, севернее острога, была заложена еще одна цитадель, связанная с городом посредством деревянной стены со стороны, противоположной реке.

Острог возведен на средней высоте берега четырехугольным палисадом, длиной по окружности в 194 сажени. В нем находится соборная церковь Преображения Господня, построенная много лет назад, которая, однако, 9 июня этого 1734 г. была полностью уничтожена внезапным пожаром, который в ней самой и возник. Этот пожар тогда одновременно уничтожил половину деревянного острога и в городе около 50 жилых домов с пристройками. Острог, однако, с того времени полностью восстановлен. В нем, помимо дома воеводы и канцелярии вместе с различными магазинами и амбарами, не находится больше никаких зданий.

Канцелярия точно так же имела несчастье в ночь с 1 на 2 марта 1729 г. полностью сгореть от возникшего в ней пожара, отчего было утрачено особенно много архивных рукописей и документов и разорвано в суматохе. Все же большая их часть была спасена, и самые старые рукописи, которые еще имеются в наличии, относятся // (л. 12 об.) к 7131, или 1623, году. А кроме этого огонь тогда не захватил никаких других зданий.

Вне острога находится до 500 домов горожан и получающих жалованье служилых и казаков, которые расположены частично в нижней части берега и частично на его средней высоте и которые имеют приходскую церковь, посвященную Св. Одегитрии Богородице. Здесь еще есть часовня, или молельня. А вся окружность по обводной стене со стороны суши, построенной из положенных друг на друга бревен и вбитых между ними кольев и имеющей 8 ворот, составляет 2 версты 284 сажени.

В эту окружность заключена также цитадель, которую соорудили по структуре тамошнего гористого берега из насыпанных четырехугольником валов с бастионами на углах и с двумя воротами, над которыми стоят деревянные башни, с длиной в 188 саженей и шириной в 38 саженей. В ней, кроме часовни, не находится больше никаких зданий. А ворота как этой цитадели, так и нижнего города защищены пушками, которых в общей сложности при городе имеется: 1 железная четырехфунтовая, 4 медные и 4 железные трехфунтовые, 2 медные и 2 железные двухфунтовые и 1 медная и 1 железная // (л. 13) треснувшие, вместе с относящейся к ним амуницией.

Впрочем, к городу следует причислить еще и Рождественский монастырь в 2 верстах ниже города на северо-восточном берегу Томи, напротив устья реки Абы. Сейчас, правда, его лучше называть не монастырем, а пустынью, поскольку монахи его частью умерли, а частью из-за бедности монастыря отправились куда-нибудь в другое место и сейчас в нем, помимо настоятеля, живут только два монаха.

Город и относящийся к нему уезд управляются воеводой, который сейчас подчиняется непосредственно Сибирской губернской канцелярии в Тобольске, тогда как раньше он должен был направлять свои рапорты в Енисейскую провинциальную канцелярию. А именно, вначале, при разделе Сибирской губернии на определенные провинции, Кузнецкий уезд был приписан к Енисейской провинции, что, однако, впоследствии из-за возникшего от этого неудобства, что рапорты, которые таким образом шли большим кружным путем, поступали в губернию слишком поздно, было изменено включением уезда в Тобольскую провинцию. (Написано на полях: Печать города: бегущий в чистом поле волк, вокруг которого стоят слова «Печать Ея императорска[го] величества Сибирской губернии города Кузнецка».)

Из числа служилых, получающих жалованье, и здешней // (л. 13 об.) ландмилиции в штате Кузнецка приводятся: 5 дворян, 25 детей боярских, 300 конных и 200 пеших казаков, (написано на полях: среди которых 1 калмыцкий и 1 татарский толмач). К чему еще добавляются 20 абинских татар, которые также получают жалованье и служат подобно казакам. Нынешней осенью 1734 г. указанная ландмилиция по распоряжению губернской канцелярии была усилена для более безопасной охраны границ ротой регулярной пешей милиции Якутского гарнизонного полка.

Дворяне и дети боярские используются здесь, как и во всех других местах Сибири, для различных посылок и комиссий, также в городе в качестве казачьих голов, комиссаров при таможне, приемщиков годового ясака от татар и приказчиков или чиновников в (написано над строкой над зачеркнутым: крепостях и слободах) нижних дистриктах. Канцелярия укомплектована двумя канцеляристами и двумя подканцеляристами, которые, однако, не получают жалованья, а копиисты берутся из числа казаков. Кроме того, в городе еще не учреждена ратуша для бюргерства. Ее функции выполняют канцелярия и таможня. (Написано на полях: Русских жителей, платящих подушную подать, в городе Кузнецке и во всем Кузнецком уезде насчитывается 6 782 человека (далее зачеркнуто: доход от которых причисляется Енисейскому гарнизонному полку).)

Помимо города Кузнецка в Кузнецком уезде имеется еще 6 укрепленных пунктов. На Оби расположены обе // (л. 14) крепости - Би-Катунск и Белоярск, Малышевская слобода и Бердский острог. На Томи находится Мунгацкий острог, или станец, и к юго-западу от Оби в Алтайских горах - Колывано-Воскресенские медные заводы дворянина Акинфия Демидова. Каждый пункт, как и город, имеет определенные русские деревни, находящиеся под его управлением, и это приводит к тому, что Кузнецкий уезд делится на 7 низших дистриктов.

К дистрикту, относящемуся непосредственно к городу, причисляются: в первую очередь большое село с церковью - Ильинское, или Красноярское, которое находится в 14 верстах ниже города на западном берегу Томи и снабжено артиллерией из двух трехфунтовых и четырех двухфунтовых медных пушек; а затем еще 45 простых деревень, которые расположены частью на Томи, выше и ниже города, частью на Кондоме, частью на Абе (далее зачеркнуто: и на впадающих в нее других речках), частью на Ускате, который в 20 верстах ниже города с западной стороны впадает в Томь, частью на речке Бачат, которая впадает в Уен, или Иню, и частью в верховьях реки Чумыш. Эти местности были заселены самыми первыми, так как они получали наибольшую защиту от города.

Следующий дистрикт на Томи Мунгатский, к которому относятся 13 деревень, // (л. 14 об.) частью на Томи и частью на Уене реках. Мунгатский острог, или станец (далее зачеркнуто: где живет чиновник этого дистрикта), был построен в 1715 г. присланными кузнецкими казаками как главный пункт дистрикта по просьбам многочисленных поселенцев, которые хотели поселиться в этой местности.

Он расположен на западном берегу Томи, в 135 верстах от Кузнецка по прямой дороге. Состоит из обводной стены, сооруженной из бревен и кольев в виде полукруга со стороны, противоположной берегу. Внутри нее находятся, помимо дома приказчика, судной избы, магазинов и амбаров, несколько частных домов. А остальные жилые дома вместе с часовней находятся вне острога. Со стороны реки никаких укреплений нет. Вся окружность при измерении была определена в 410 саженей. Гарнизон состоит из беломестных казаков, которые за свою службу освобождены от подушной подати и пользуются свободным хлебопашеством. Название острога взято от речки Мунгат, впадающей в 2 верстах выше него с запада.

Бикатунская крепость была основана в 1709 году по царскому указу из Сибирской губернской канцелярии // (л. 15) как форпост Кузнецкого уезда против калмыков и кыргызов и для большей защиты ясака с живущих в отдалении татарских народов. Она, однако, сразу же на следующий год имела несчастье быть сожженной дотла враждебными силами калмыков под предводительством калмыцкого зайсана но имени Духар после того, как она была оставлена гарнизоном из 100 казаков.

Впоследствии она была вновь построена в 1718 г. и с тех пор не подвергалась никаким вражеским нападениям. Она расположена на северо-восточном берегу реки Бии, в 6 верстах выше того места, где в нее впадает Катунь. А старые развалины первой крепости еще сегодня видны в 1 версте ниже нынешней. Таким образом, это неверно, когда из названия делают вывод о том, что крепость заложена прямо на месте слияния обеих рек. И поэтому простым людям она известна большей частью под именем Бийск или Бийская крепость.

От города Кузнецка досюда 210 верст по прямой дороге на юго-запад. По дороге дважды пересекают реку Чумыш, имеющую очень извилистое течение. Первая переправа находится в 30 верстах от Кузнецка, а вторая - в 80 верстах от первой. Между обеими переправами па протяжении первых 50 верст находится густой (написано на полях: кедровый, сосновый, пихтовый, лиственничный, березовый и осиновый) лес, в котором дорога с трудом используется иначе, чем верхом на лошади. //

(л. 15 об.) Строение крепости состоит из положенных друг на друга бревен и вбитых между ними кольев, и оно основано в виде продолговатого четырехугольника. Его длина вдоль реки составляет 24 сажени, а ширина 20 саженей. На 4 углах построены боевые башни. И еще одна башня находится над воротами, которые ведут в крепость со стороны, противоположной реке. Каждая из этих башен имеет для защиты железную пушку; из них 3 трехфунтовые, а калибр остальных 2 не указан.

Вокруг крепости еще протянут ров с поставленными вокруг рогатками и надолбами. Кроме часовни и дома приказчика, в котором находится также судная изба, и одного амбара, ни в крепости, ни вне ее больше нет никаких отдельных зданий. Для гарнизона, который летом состоит из 40, а зимой из 25 конных казаков, под 4 башнями на углах крепости построены казармы.

Относящийся к крепости дистрикт из деревень расположен частично по Бие и Оби, выше и ниже крепости, частично на речке, впадающей в Обь с востока в 26 верстах ниже // (л. 16) и носящей название It-kul. Это название возникло от татарского наименования озера, из которого речка берет свое начало, и которое означает не что иное, как Собачье озеро. Однако в этом дистрикте имеется в общей сложности лишь 6 деревень, которые к тому же были основаны здесь немного лет назад.

Белоярская крепость была построена в 1717 г. посланными сюда кузнецкими казаками. Расположена примерно в 120 верстах ниже Бикатунской крепости по прямой дороге на северо-восточном берегу Оби, который здесь очень высок и состоит из белой глины, от чего и крепость получила свое название. От Кузнецка досюда 268 верст. Положение крепости очень благоприятное. С двух сторон она окружена Обью, которая здесь делает поворот, а с третьей - болотами, маленькими озерами и разливами Оби в этой низменной местности.

Сооружение состоит из четырехугольного палисада, каждая сторона которого в 20 саженей, с боевыми башнями по углам и еще с башней над воротами крепости со стороны, где к ней есть подход. Эти башни имеют артиллерию из 2 трехфунтовых и 3 маленьких железных пушек, калибр которых не указан. Снаружи с одной стороны перед воротами поставлены рогатки. Дом приказчика, // (л. 16 об.) судная изба и магазины - единственные здания в крепости.

Однако вне ее, внизу возле реки, построено много частных домов вместе с церковью, посвященной святым апостолам Петру и Павлу. Вокруг них, от берега реки до вышеуказанного низкого обводненного места, протянута обводная деревянная стена из положенных друг на друга бревен и вбитых между ними кольев. Жители - большей частью беломестные казаки, которые одновременно служат гарнизоном крепости.
 
СветланаДата: Вторник, 27.09.2011, 16:35 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
К дистрикту Белоярска относятся 34 деревни, часть которых расположена выше и ниже крепости на северо-восточном берегу Оби и на впадающих в нее здесь маленьких речках, а другая, большая, часть - на обоих берегах реки Чумыш, от ее устья и на 120 верст от Оби по суше. Устье реки Чумыш находится на расстоянии примерно 50-60 верст от Белоярска.

Малышевская слобода была основана в 1722 г. по просьбам живших в этой местности крестьян из-за большой отдаленности от Бердского острога, к которому они до этого относились. Им был дозволен собственный приказчик, который живет в слободе. // (л. 17) Она расположена в 60 верстах ниже устья реки Чумыш, на северо-восточном берегу Оби и получила название от деревни, которая стояла на этом месте и была основана крестьянином Малышевым.

Она состоит из обводной деревянной стены из бревен и кольев, которая проведена к берегу реки в виде полумесяца. На стене построены 3 боевые башни, вокруг ров, а также поставлены рогатки и надолбы. Сначала такая же стена была протянута и со стороны реки, которая, однако, прекратила существование из-за течения, постепенно подрывающего берег. Жители сами были строителями крепостных сооружений; они также сами содержат гарнизон. Его артиллерия состоит лишь из одной трехфунтовой железной пушки. Внутри укрепления находятся дом приказчика, судная изба, магазины и несколько частных домов. А остальная часть частных жилищ находится снаружи без какого-либо защитного сооружения. //

(л. 17 об) К дистрикту слободы относится 21 деревня, которые расположены как выше, так и ниже нее вдоль северо-восточного берега Оби и на впадающих в нее маленьких речках. В двух местах дистрикта - на устье речки Нижняя Сузунка, в 8 верстах выше слободы, и возле деревни Куликовой, в 12 верстах выше предыдущего места, на Оби - можно еще видеть следы старых городов, которые были построены здесь прежними жителями этих мест, вероятно, кыргызами. Они состоят из земляных валов и глубоких рвов с выкопанными тут и там ямами, над которыми, кажется, стояли дома.

Бердский острог был построен в 1717 г. по прошению многих новых поселенцев, которые прибыли сюда незадолго до этого из различных мест, чтобы поселиться здесь, на Оби и Берди, надолго. Он расположен в 120 верстах ниже Малышевской слободы по прямой дороге на северо-восточном берегу Оби, немного выше устья реки Бердь, которая и дала название пункту. (Далее зачеркнуто: От Кузнецка досюда по сухопутной дороге, которая, однако, проложена с некоторыми отклонениями, 380 верст.)

Соединение обеих рек, которые окружают острог с двух сторон, делает необходимым укрепление лишь одной трети его окружности, и стена, состоящая из бревен и кольев, проведена в виде // (л. 18) дуги от Оби до Берди. За стеной есть еще ров с поставленными вокруг рогатками и надолбами, жилые дома вместе с публичными зданиями: церковью Сретения Богородицы, домом приказчика, судной избой и амбарами все находятся внутри острога. Гарнизон состоит из беломестных казаков, которые из артиллерии имеют лишь одну трехфунтовую железную пушку.

К острогу относятся 45 деревень, которые расположены частично вверх по Оби, частично на (написано на полях: южном берегу) Берди вместе с впадающими в них маленькими речками. Небольшое число деревень находится также на некоторых речках, впадающих с севера в Чумыш. Обь и Бердь образуют здесь границу между Томским и Кузнецким уездами, поэтому все деревни на других сторонах Оби и Берди относятся уже не к этому острогу, а к Чаускому острогу Томского уезда. (Далее зачеркнуто: В прилагаемом в конце списке всех деревень Кузнецкого уезда будет особо указано название и местоположение каждой деревни.)

Колывано-Воскресенский медный завод дворянина Акинфия Демидова был основан в 1728 году по разрешению высокоправительствующего Сената и государственной Берг-коллегии // (л. 18 об.) вследствие найденной в Алтайских горах богатой медной руды. Он расположен в этих горах, в 200 верстах на юго-запад-запад от Бика-тунской крепости, на маленькой речке Белой, впадающей в Локтовку. А в речку Белую впадает еще один исток, берущий свое начало в находящемся в 6 верстах к востоку от завода озере Белом, которое калмыки из-за обилия пены, выбрасываемой на берег, раньше называли Koosun-nor, то есть Пенное озеро.

Название Колывань взято от вышеупомянутого Колыванского озера, которое находится в 30 верстах к западу от завода. А причиной этого было то, что в момент основания завода было известно еще очень мало об этих местностях и не знали названия какого-либо более близкого места, по которому можно было бы назвать этот завод. Подобно этому и гора (написано на полях: в 6 верстах к юго-востоку от завода) где впервые была найдена руда, названа Колыванской, а маленькая речка у ее подножья, которая течет в Локтовку, - Колыванкой. Позже от другой горы в окрестностях (написано на полях: в 7 верстах к юго-западу от завода), в которой на Пасху // (л. 19) была также найдена хорошая медная жила, было еще добавлено название Воскресенский.

Другие горы, в которых начали добывать медную руду: (написано на полях: Богоявленская гора, в 5 верстах к западу от завода) Локтовская - на речке Локтовке, в 12 верстах к юго-западу от завода; Пихтовая (написано на полях: на речке Каменке, которая впадает в Алей) в 33 верстах к югу от завода; Гольцовка (написано на полях: на той же речке), в 2 верстах к юго-западу от Пихтовой; Плоская гора - на северо-восточном берегу реки Убы, в 53 верстах к югу от Пихтовой; и гора Медвежья - на том же берегу реки Убы, в 10 верстах к югу от горы Плоской. Помимо них в нынешнем году были открыты еще два богатых места - одно в 5, а другое в 15 верстах от берега Иртыша, в районе речки Березовки, которая в 39,5 верстах ниже Усть-Каменогорской крепости впадает в Иртыш.

Хотя первоначальное основание завода произошло уже в 1727 г. и он был построен на речке Колыванке, недалеко под вышеуказанной Колыванской горой, однако это не должно приниматься во внимание из-за того, что работа здесь была совершенно незначительная и механизмы приводились в движение не с помощью воды, а вручную. Сейчас, напротив, все приводит в движение речка Белая, уровень воды в которой для этого поднят посредством дамбы. // (л. 19 об.) Здесь имеется в ходу 5 плавильных печей наряду с 2 очистными горнами и 1 штихгорном. Сейчас все же не доводится до готовности больше меди, чем может быть приблизительно потрачено ежегодно на продажу различной посуды, которую здесь на заводе из нее изготавливают. Остальное в черном виде отвозится на большие Невьянские заводы Демидова.

Крепость, находящаяся при заводе, состоит из земляного вала, насыпанного правильным квадратом со сторонами в 50 саженей, который с внутренней стороны обнесен еще палисадом, а с внешней стороны рвом и рогатками; четыре бастиона снабжены пушками. В крепости, помимо заводской конторы, магазинов и амбаров, имеется несколько жилых домов приказчиков и мастеров, находящихся при заводе. Остальные жилые дома находятся вне крепости, как и плавильный завод с относящимися к нему фабриками. А все это обнесено еще с двух сторон деревянной стеной из бревен, имеющей двое ворот, украшенных башнями. С двух других сторон находятся две большие и высокие горы, которые служат природным укреплением пункту. Гарнизон состоит из 100 кузнецких конных казаков, // (л. 20) жалованье которым платит собственник завода.

Имеется также небольшой дистрикт из деревень, относящихся к Колывано-Вос-кресенскому заводу, основанный немного лет назад Демидовым. Их насчитывается 8, и четыре из них расположены на Чарыше, а остальные четыре - на реках Алей, Барнааул и Касмола, на дороге, ведущей от плавильного завода к месту впадения Чумыша в Обь, где Демидовым налажена удобная переправа через Обь.

На Чарыше, в 70 верстах от завода, в деревне Поросиха находится место, где медь с завода погружают в транспорты до Невьянских заводов. Здесь также строят требующиеся для этого суда, которые называются коломенками, и эти коломенки во всем похожи на те, на которые грузят на Чусовой железо и медь с екатеринбургских и других императорских и демидовских заводов. //

(л. 20 об.) (Написано на поле с примечанием - Поместить в конце следующей страницы: Выше уже было сказано, как были впервые заселены русскими жителями пункты, расположенные на реке Томи и в других окрестных местах. Опасность вражеских нападений калмыков и кыргызов была причиной тому, что длительное время не решались расширяться дальше. А о тех деревнях, которые расположены на Оби и впадающих в нее маленьких речках, можно сказать, почти без исключений, что они не намного старше тех крепостей, острогов и слобод, к которым они были причислены. Даже с окончанием прошлого столетия расположенные поблизости от города местности выдержали ожесточенное нападение от этих народов, во время которого среди прочего были полностью разгромлены Рождественский монастырь и живущие немного ниже него телеуты. Это нападение не должно сейчас вновь рассматриваться, о нем уже было упомянуто при крепости Бикатунск.) // (л. 20) (Написано на поле. Место вставки указано после примечания в тексте, заключенного в скобки - Добавление, написанное на поле на предыдущей странице: Приводить подробный рассказ о всех проведенных то тут, то там враждебных действиях было бы здесь слишком пространным.

Будет достаточно, если я скажу, что только с 1690 г. по 1710 г. ущерб, причиненный калмыками в Кузнецком уезде сожжением деревень и грабежом жителей, исчисляется в 21 345 рублей. Но с 1710 г. в дальнейшем этими калмыками не предпринималось больше ничего враждебного. Зато Колывано-Воскресенский завод еще иногда кое-что терпит от набегов кыргызских казаков, так как они имеют такое обыкновение, что ежегодно в начале августа пересекают Иртыш и делают небезопасной всю степь между Иртышом и Обью вплоть до реки Алей.

Причем в 1728 г. они угнали с лугов до 350 принадлежащих заводу лошадей, а в 1733 г. убили несколько человек совсем рядом с заводом.) (Далее на л. 20 зачеркнуто: Татарские народы Кузнецкого уезда поделены на определенные волости, то есть маленькие дистрикты, подчиняющиеся приказчику, или образуют особые нации. Ближайшими к городу являются абинские татары, которые от неоднократно упомянутой маленькой реки Абы, на которой они... Здесь же, на полях, зачеркнуто: Каждая волость имеет своего башлыка или князца, который...)/./

(л. 20 об.) О татарских народах Кузнецкого уезда вообще следует сказать, что они большей частью не имеют постоянного местожительства или деревень, а обычно меняют их часто, смотря по обстоятельствам их пропитания. Все же они держатся большей частью друг подле друга в определенных родах и маленьких дистриктах, (написано на нолях: по которым они как в канцелярском реестре известны, так и в описании края должны быть указаны).

Напротив города Кузнецка на юго-западном берегу Томи, выше устья реки Кондомы, живут абинские татары, сами себя называющие Abalar, которые получили свое имя от часто упоминавшейся маленькой реки Абы, на которой они издавна жили. (Далее зачеркнуто: сейчас они живут выше Кондомы, а также на юго-западном берегу Томи) Их численность не превышает 30 семей, из которых 20 человек состоят на службе подобно русским казакам. А остальные вместо ежегодного ясака лишь иногда дают подводы, что отличает их от остальных татар с начала завоевания этих мест, поскольку они были первыми, кто добровольно подчинился русской власти. (Далее зачеркнуто: На каждую нижеследующую волость, напротив, положена определенная дань, или ясак, которые все же в некоторых волостях отличаются друг от друга у живущих в них людей.) //

(л. 21) На все нижеследующие татарские дистрикты, или волости, напротив, положена определенная дань, или ясак. Они находятся частью на реке Томи вниз от Кузнецка и на реке Чумыш, частью вверх по Томи вплоть до границы Красноярского уезда, частью на реке Мрасе и на впадающих в нее маленьких реках, частью на реке Кондоме и частью на реке Бие и на Алтынском озере наряду с другими тамошними местами.

Ниже города вниз по Томи и на реке Чумыш расположены:

1. Керетская волость, в местах прежнего жительства абинских татар, на устье реки Абы. Жители называют себя Keresch. Из них только 10 человек платят ясак.

2. Телеутская, или, иначе, волость так называемых белых калмыков, о которых до этого уже было упомянуто, на северо-восточном берегу Томи, от Рождественского монастыря до устья реки Ускат. Из них 151 человек, платящих ясак.

3. Тюлюбердская и

4. Баянская, от устья реки Ускат до границы Мунгатского // (л. 21 об.) дистрикта. В первой платят ясак только 4 человека, а во второй 28 человек. Однако название баянских татар в обычной речи почти неизвестно, а обе волости называются общим именем тюлюберцы.

5. Кыстымская, жители которой называют себя Kystimi, по реке Бачат, которая с запада впадает в Уен, или Иню, и в верховьях реки Чумыш. В ней имеется 63 плательщика ясака.

6. Тагапская и

7. Тогульская, вниз вдоль реки Чумыш вплоть до расположенных на этой реке русских деревень, относящихся к Белоярску. В первой 39, а во второй 31 плательщик ясака. Последние получили свое название от речки Тогул, впадающей с востока в Чумыш; выше нее в Таганской волости в Чумыш впадает с той же стороны другая речка, под названием Улкелеп. Немного тогулов живет также на реке Абе смешанно с русскими.

Выше города по Томи до границы Красноярского уезда находятся:

1. Богоракова, в местности, где в Томь впадает Мраса. В ней имеется 27 жителей, платящих ясак.

2. Мойнакова, в 30-40 верстах // (л. 22) выше предыдущей волости, между устьями двух впадающих в Томь с востока речек, носящих название Ussa и Bjel. Здесь имеется 49 плательщиков ясака.

3. Сагайская, недалеко от истока Томи, на речке Axis, текущей с севера в Абакан, и в верховьях реки Июс, которая в Томском уезде после соединения с рекой Урупом принимает название Чулым. Жители первой местности называют себя из-за соседства реки Томи Tom-Sagai, а жители второй местности - Ijus-Sagai. В обеих местностях имеется 53 плательщика ясака.

4. Бельтирская, в степях по реке Абакану, впадающему в Енисей, и по речке Таш-тып, впадающей в Абакан с севера. В ней имеется 45 плательщиков ясака.

По реке Мрасе и впадающим в нее речкам:

1. Бешбаякова, от места в 10 верстах выше устья Мрасы и вверх по ней до впадающей в Мрасу с запада реки Умзас. В ней имеется 46 плательщиков ясака.

2. Едеева, в полутора днях пути на лодках вверх по течению от устья реки Умзас, в районе речки Tasch-jilga, впадающей в Мрасу с востока, // (л. 22 об.) по которой находится руда, богатая железом. К ней относятся 24 плательщика ясака.

3. Тогоякова, вверх по реке Умзас, в горах, в половине дня пути верхом к западу от Мрасы. К ней относятся 4 плательщика ясака.

4. Елейская, по реке Мрасе, в одном дне пути выше речки Tasch-jilga на лодках против течения. К ней относится также один улус в горах вверх по реке Умзас. В общей сложности здесь имеется 27 плательщиков ясака.

5. Ближняя Карга, по реке Ортон, возникающей в одном месте с Абаканом и впадающей в Мрасу с восточной стороны между Едеевой и Елейской волостями. К ней относятся 43 плательщика ясака. Слово «карга» означает в татарском языке ворону. Однако жители сами не знают, почему им было дано такое название.

6. Кузешева Карга, по реке Мрасе, в одном дне пути от Елейской волости, в местности, где в Мрасу с западной стороны впадает река Сюртка, а немного выше - река Базас с восточной стороны. Здесь имеется 17 плательщиков ясака.

7. Кызыл-Карга, по речке Пузас, впадающей в Мрасу с западной стороны. В ней имеется 15 плательщиков ясака. //

(л. 23) 8. Кивинская, по речке Komer, которая впадает в Мрасу с восточной стороны немного выше Пызаса. К ней относится 31 плательщик ясака.

9. Кивинская, по Мрасе, выше всех предыдущих. В ней имеется 12 плательщиков ясака.

10. Изушерская, по упомянутой речке Пызас, впадающей в Мрасу, выше Кызыл -Каргинской волости. Здесь имеется 21 плательщик ясака.

По реке Кондоме и впадающим в нее речкам:

1. Барсаяцкая, в 30-40 верстах от места впадения Кондомы в Томь. В ней имеется 35 плательщиков ясака.

2. Бешбаякова, или, иначе, Катунская, в 30-40 верстах выше предыдущей волости, в местности, где с восточной стороны в Кондому впадают через одно устье две реки - Telbes и Mandabasch (на последней находят особенно хорошую железную руду). Название Катунская возникло от расположенной на восточной стороне Кондомы, между предыдущей и этой волостями, горы, которую по-татарски называют Katun-tau, то есть Огненная гора. К ней относятся 44 плательщика ясака.

3. Етиберская, вверх по реке Мандабаш, // (л. 23 об.) примерно в 40-50 верстах от ее устья, где в нее впадают еще несколько речек - Базас, Анзас и Манзас. Она включает в себя 34 плательщика ясака. Жителей называют также Kallari, хотя в настоящее время это название не особенно употребительно.

4. Етиберская, по реке Кондоме, в 50 верстах выше Бешбаяковой волости. Имеет 46 плательщиков ясака. Здесь с западной стороны в Кондому течет река Антроп.

5. Елейская, по Кондоме, в 40-50 верстах выше предыдущей волости, где в Кондому с западной стороны впадают две речки - Urosan и Manscha (последняя южнее). Здесь 27 плательщиков ясака.

6. Карачерская, иначе Шорская, так жителей обычно называют Schori и это имя они передали также остальным своим соседям, по Кондоме, в 30 верстах выше предыдущей волости. К ней относятся 72 плательщика ясака.

По реке Бие, на Алтынском озере и в других тамошних местах: (далее на л. 23 об. идет зачеркнутый текст под номерами 1 и 2, который затем повторен на л. 24 об. под номерами 6 и 7) //

(л. 24) 1. Шолкальская, по реке Ки, или Лебедь, в 60-70 верстах от места ее впадения в Бию. Имеет 43 плательщика ясака.

2. Каргинская, на той же реке, ниже предыдущей. Состоит лишь из 6 плательщиков ясака.

3. Кумандинская, у места впадения реки Ки в Бию и на протяжении половины дня пути вниз по Бие. Включает 105 плательщиков ясака. Всю эту местность татары и калмыки называют Cumanda.

4. Юская или, лучше, Еутская, (написано на полях: так как жители называют себя Jeuti), в горах между реками Бия и Катунь, в половине дня пути от самых нижних кумандинских улусов, на речке Пуща, которая с востока впадает в Катунь. Здесь имеется 11 плательщиков ясака.

5. Кузенская, по реке Бие, в половине дня пути вверх от Кумандинской волости. Имеет 28 плательщиков ясака. Несколько выше нее с восточной стороны в Бию течет река Талей, которая получила свое название оттого, что она зимой не замерзает. //

(л. 24 об.). 6. Камляшская, по реке Бие, в половине дня пути выше предыдущей волости, где в нее с западной стороны впадает река Копша. Сюда относятся 49 плательщиков ясака.

7. Кергешская, в половине дня пути выше предыдущей волости, на восточном берегу Бии, где она берет начало из Алтынского озера. Здесь находятся 39 плательщиков ясака.

8. Тау-Телеутская, (написано на полях: в горах, от которых она и получила свое дополнительное название), на реке Катуни, где в нее с запада впадает большая река Semja, а с восточной стороны две речки - Ischa и Ischpa (последняя южнее). Состоит из 34 плательщиков ясака.

9. Телеская, на Алтынском озере и возле устьев впадающих в него рек Чулушман и Чулыш. (Написано на поле вместо зачеркнутого в основном тексте - Последние две местности, однако: Она является местом жительства уже упомянутых телесских татар, которые, однако,) еще не положены один за другим совершенно в ясак, но вообще лишь вносят добровольно ежегодный определенный оброк.

Материя ясака состоит из соболей или из их эквивалента другими мехами и промысловой дичью. Лисьи шкурки, шкуры волков и медведей, а равным образом и оленьи и лосиные кожи, если они особенно // (л. 25) большие и хорошие, приравниваются каждая к одному соболю. Горностаи берутся по 8-10 штук за соболя, а белки - по 40 за соболя. Пять соболиных хвостов или четыре мускусные сумки точно так же являются эквивалентом одного соболя. И если среди прочего имеется что-то плохое или поврежденное, то к этому добавляется что-либо другое до тех пор, пока сумма не составит стоимость одного (написано над зачеркнутым - хорошего: среднего) соболя. А такой соболь оценивается в Кузнецкой канцелярии в 1 - 1,5 рубля.

Все волости и относящиеся к ней ясачные платят неодинаковое число соболей. Живущие рядом с Кузнецком телеуты являются, (написано на полях: по указанной выше причине), привилегированными по сравнению с другими и платят лишь по одному соболю с человека. Равным образом с тау-телеутов, сколько их до сих пор охотно склонилось к ясаку, также берется лишь по одному соболю с человека. А телесы вообще платят всего 60 соболей, не принимая во внимание число людей или семей. Кроме того, численность тамошней телеутской нации на калмыцкой границе составляет до 350 семей, а телесские деревни - не намного меньше.

В остальных волостях такса различается в соответствии с силами или возможностями людей. Она возрастает от 1 до 6 соболей, которые каждый ясачный должен ежегодно уплатить и зависит // (л. 25 об.) от суждения ясачных сборщиков, как высоко они хотят оценить человека.

Самыми богатыми являются Богоракова, Мойнакова, Сагайская, Бельтирская, Карачерская и Кергешская волости, а самыми бедными - Керешская, Тюлюбердская, Тогапская и Тогульская. Суммированный ясак со всех волостей вообще составляет приблизительно по три соболя или их эквивалент с человека.

Волости по Томи, выше и ниже города Кузнецка, наряду с расположенными по Чумышу, равно как и из Сагайской волости, доставляют свой ясак сами в город (написано на полях: и сдают его в воеводскую канцелярию). А в остальные отдаленные волости из канцелярии ежегодно посылаются определенные комиссары и сборщики, которые забирают ясак. Все это совершается без малейшего принуждения, так что даже некоторые удаленные волости обычно сами приносят свой ясак в волости, расположенные по дороге, и не ждут, пока сборщики потребуют его с них на их родине. Таким образом из Тогояковой волости приносят их ясак в Елейскую, из Ближней Карпинской, Кызыл-Каргинской, // (л. 26) Кивинской, Ковинской и Изушерской - в Кузе-шеву, (написано на полях: из Еутской - в Кумандинскую), а телесские татары - в Кергешскую волость.

До этого упоминались две реки, из которых первая, Мандабаш, впадает в Кондому, а вторая, Tasch-jilga, в Мрасу, что на них находится богатая железная руда. Живущие здесь в окрестных местах татары стремятся по своим возможностям лучше использовать это данное природой богатство и плавят руду, (написано на полях: которую они предварительно размалывают в мелкий порошок), в маленьких ручных печах в железо. В Бешбаяковой и Едейской волостях по Мрасе имеются различные улусы, которые почти исключительно от этого имеют себе пропитание, а по Кондоме все волости, исключая последнюю Карачерскую, занимаются этим ремеслом. Они издавна, с первого завоевания этих мест, уплачивали свой ясак выплавленным ими железом, что, однако, позднее переменилось, когда [русские] в Сибири сами начали использовать железную руду.

Между тем, как это выше показано, калмыки, невзирая на то, что эти местности были объясачены с русской стороны, все же не прекратили требовать с них старый ясак для себя. И действительно, большинство волостей вплоть до сего дня приучены уплачивать его. Таким образом, те татары, которые плавят железо, // (л. 26 об.) имеют перед остальными преимущество в том, что они еще постоянно могут приносить этому народу ясак своим железом, вместо мехов.

Некоторые же волости, которые не имеют поблизости железной руды или не умеют ее плавить, покупают железо у других для ясака калмыкам, которые в противном случае установили таксу в пушнине по 5 соболей с человека без различий. А те татары, которые больше не платят ясака калмыкам, вначале все жили ниже города Кузнецка и по Чумышу, исключая Чагапскую волость; вслед за этим татары расположенных в самом низу Кондомы Барсаяцкой и Бешбаяковой волостей; и, наконец, живущие вверх по Томи и на ее истоках богорацкие, мойнаковские и сагайские татары.

Каждая волость имеет двух приказчиков из своей среды, которые должны следить за тем, чтобы ясак правильно поступал с каждого человека. Первый и самый значительный из них называется (далее зачеркнуто: у них башлыком, что является почетным титулом. Ему наследуют потомки или, после их кончины/титул передается самому богатому и уважаемому из остальных) // (л. 27) у них башлыком, а другой - есаулом. И нет ни малейшей причины предполагать, что названия большинства волостей произошли от имен башлыков и есаулов, которые возглавляли их при первом завоевании края.

Религия всех без исключения является языческой, без малейших следов служения Богу. Все, что об этом следует сказать, состоит из почитания и моления дьявола. Об этих особых церемониях, как и об обычаях и нравах этих народов, при другом случае должен последовать подробный рассказ. //
 
СветланаДата: Вторник, 27.09.2011, 16:36 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
(л. 28) СПИСОК ВСЕХ РУССКИХ ДЕРЕВЕНЬ, ОТНОСЯЩИХСЯ К КУЗНЕЦКОМУ УЕЗДУ

I. Непосредственно к городу относятся.

а). От Кузнецка вверх по реке Томи:

1. Атамонова, на западном берегу р. Томи, приблизительно в 10 верстах выше Кузнецка.

2. Бараткова, на том же берегу, в 8 верстах от предыдущей.

3. Безрукова, на восточном берегу, немного выше впадающей с востока р. Абашевой, в 20 верстах от Кузнецка.

4. Ефтифеева, или Безрукова, на западной стороне, на маленьком рукаве р. Гоми, в 4 верстах от Баратковой.

5. Карпова, на западной стороне, на маленькой речке Черембезя, в 2 верстах от ее устья и в 3 верстах от Ефтифеевой.

6. Каргаполова, на западном берегу, ниже устья маленькой речки Бадабас, в 8 верстах от Карповой.

b). От Кузнецка вверх по Кондоме:

1. Муратова, на восточном берегу р. Кондомы, в 8 верстах от Кузнецка.

2. Букина, на западной стороне, на маленьком Менмеевом озере, которое имеет сток в р. Кондому напротив предыдущей деревни.

3. Филиппова, на западном берегу, в одной версте от предыдущей деревни.

4. Куртукова, на западном берегу, в 2 верстах от предыдущей деревни.// (л. 28 об.) 5. Ашмарина, на восточном берегу, в 18 верстах от Кузнецка.

6. Гадаева, на том же берегу, в 15 верстах от предыдущей деревни.

7. Кузедеева, на том же берегу, в 70 верстах от Кузнецка.

с). Вниз по реке Томи:

1. Митина, на западном берегу, в 6 верстах ниже Кузнецка.

2. Бедарова, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

3. Севергина, на восточном берегу, напротив предыдущей деревни.

4. Ильинское, (написано на полях: или Красноярское), село, на западном берегу, в 5 верстах от Бедаровой.

5. Шерохова, на том же берегу, в 4 верстах от предыдущей.

6. Антонова, на восточной стороне, на маленьком рукаве р. Гоми, напротив предыдущей.

7. Тихонова, на том же рукаве р. Томи, в 2 верстах от Антоновой.

8. Мокроусова, на восточном берегу, в 4 верстах от предыдущей деревни.

9. Сидорова, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

10. Терехина, на том же берегу, в 4 верстах от предыдущей.

11. Першуткина, на том же берегу, в 4 верстах от предыдущей.

12. Тихонова, (написано над строкой над зачеркнутым - а иначе Какошниковы юрты, так как здесь живут также татары: или Мамышева, в 15 верстах от предыдущей), на том же берегу. //

(л. 29) 13. Лачинова, или Баева, на восточном берегу, в 60-70 верстах ниже предыдущей, на границе Мунгатского дистрикта.

d). Вверх по реке Абе, которая впадает в Томь, напротив Рождественского монастыря:

1. Бунгурская, в 6 верстах от западного берега р. Томи, немного выше устья речки Бунгур, с юга впадающей в Абу.

2. Калачева, на южном берегу р. Абы, в 6 верстах от предыдущей деревни.

3. Лучева, на речке Чараб, которая немного ниже Калачевой с северной стороны впадает в Абу, в 4 верстах от ее устья.

4. Монастырская, в 8 верстах от Калачевой вверх по р. Абе. Принадлежит Рождественскому монастырю.

5. Усова, на реке Абе, где ее исток находится недалеко от дороги, ведущей из Томска в Кузнецк, в 6 верстах от Монастырской.

е). Вверх по реке Ускат, которая в 30 верстах ниже Кузнецка и в полутора верстах ниже деревни Терехиной с западной стороны впадает в Томь:

1. Баршукова, на северном берегу речки, в 1 версте от устья.

2. Галашаппова, на южном берегу, в 1 версте от предыдущей.

3. Игадина, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

4. Логина, на том же берегу, в 2 верстах от предыдущей.

5. Беляева, на том же берегу, в ? версты от предыдущей. //

(л. 29 об.) 6. Недорезова, или Павлова, на том же берегу, в 2 верстах от предыдущей.

7. Мельникова, на северном берегу, напротив предыдущей деревни.

8. Красулина, на южном берегу, в полутора верстах от Недорезовой.

9. Анисимова, на северном берегу, в 2 верстах от предыдущей.

10. Терентьева, на том же берегу, в 9 верстах от предыдущей. Недалеко отсюда в степи на Томской дороге берет начало р. Ускат.

f). По речке Бачат, которая с запада впадает в Уен, или Иню:

Бачатская, по обе стороны р. Малая Бачат, которая в 10 верстах отсюда с юга впадает в р. Большая Бачат, в 15 верстах от Ини и в 85 верстах от Кузнецка по прямой дороге.

g). Вверх по реке Чумыш:

1. Чумышка, или Костенка, на левом берегу реки, в 32 верстах от Кузнецка.

2. Верх-Чумышка, или Черепанова, на том же берегу, в 50-60 верстах выше предыдущей деревни, в 80 верстах от Кузнецка по прямой дороге и в 10 верстах от деревни Бачатской.

3 Афонина, в одной версте выше предыдущей деревни, на том же берегу реки Чумыш, недалеко от ее истока. //

(л. 30) II. К Мунгатскому острогу относятся.

а). По реке Томи вниз по течению:

1. Кропивина, в 2 верстах выше острога, немного ниже устья речки Мунгат, впадающей с запада.

2. Чердинцова, или Банная, на той же стороне, в 8 верстах ниже острога.

3. Нижнеярская, на той же стороне, в 6 верстах от предыдущей.

4. Березовка, на том же западном берегу р. Томи, в 6 верстах от предыдущей деревни, на устье речки Березовки.

b). По реке Уену, или Ине, вниз по течению:

1. Верх-Уенская, или Караканская, на левом берегу реки, в 30 верстах от расположенной на реке Ускат деревни Терентьевой.

2. Ефтифеева, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

3. Коновалова, на правом берегу, в 3 верстах от предыдущей.

4. Меретская, на устье речки Мереть, с востока впадающей в Иню, в 28 верстах от Коноваловой.

5. Хмелева, на том же правом, или восточном, берегу, напротив устья речки Касмы, в 26 верстах от предыдущей деревни.

6. Брюханова, вверх по р. Касме, в 40 верстах от ее устья и в 150 верстах по прямой дороге от Кузнецка, на Томской дороге.

7. Драченина,

8. Заозерная,

9. Грамотеева, все три на левом берегу реки Ини, ниже Хмелевой. //

(л. 30 об.) III. К Бердскому острогу относятся.

а). На восточном берегу реки Оби, от острога вверх по течению:

1. Ельцовка, в 7 верстах от острога, на устье речки Ельцовки.

2. Мильтюсская, в 10 верстах от Ельцовки, на устье речки Мильтюс.

3. Гуселетова, в 5 верстах от Мильтюсской.

4. Тулинская, в 6 верстах от предыдущей деревни, немного ниже устья речки Тулы.

5. Броздина, в 3 верстах от предыдущей, немного ниже устья речки Броздихи.

6. Атамонова, в 1 версте от Броздиной.

7. Усть-Караканская, в 4 верстах от Атамоновой, немного ниже места впадения р. Каракан в Обь.

8. Завьялова, вверх по р. Каракан, на ее северном берегу, в 1 версте от предыдущей деревни.

9. Закавряжина, на северном берегу р. Каракан, в 1 версте от Завьяловой.

10. Печатнова, на том же берегу, в 1 версте от предыдущей.

11. Жаркова, на том же берегу, в 2 верстах от предыдущей.

12. Мыжланова, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

13. Тачкова, на том же берегу, в 1 версте от предыдущей.

14. Силина, на том же северном берегу р. Каракан, в 3 верстах от предыдущей.

b). На южном берегу реки Бердь, вверх по течению: //

(л. 31) 1. Речкунова, в 1 версте от острога.

2. Луговая, в ? версты от предыдущей.

3. Сорокина, в 2 верстах от предыдущей.

4. Шадрина, в 7 верстах от предыдущей.

5. Морозова, в 5 верстах от предыдущей.

6. Вершинина, в 4 верстах от предыдущей.

7. Тайменка, в 1 версте от предыдущей, на устье речки Тайменки, впадающей в Бердь с юга.

8. Чернодырова, в 5 верстах от предыдущей. Половина ее находится на р. Бердь, а половина - на маленьком озере в ? версты выше.

9. Койнова, в 4 верстах от предыдущей, немного выше устья р. Койнихи, впадающей с юга.

10. Шипкова, вверх по речке Койнихе, в 6 верстах от предыдущей деревни.

11. Шипунова, в 1 версте от Койновой, немного ниже места впадения речки Шипунихи в реку Бердь.

12. Каинова,

13. Шадрина, обе вверх по р. Шипунихе.

14. Детлева, на р. Бердь, в 2 верстах от Шипуновой.

15. Елунина, в 11 верстах от Детлевой, на речке Елбаш, в 1 версте от места ее впадения в р. Бердь.

16. Ировская, на р. Бердь, в 4 верстах от предыдущей.

17. Девкина, в 5 верстах от предыдущей, на маленькой речке, которая в 2 верстах отсюда впадает в Бердь.

18. Легостаева, на Берди, в 5 верстах от предыдущей.

19. Барабинская, в полутора верстах от Легостаевой.

20. Усть-Инова, в 3 верстах от предыдущей, немного ниже места впадения речки Ин в р. Бердь.

21. Черепанова, в 5 верстах от предыдущей.

22. Никонова, в 2 верстах от предыдущей.

23. Краскова, в 3 верстах от предыдущей. //

(л. 31 об.) 24. Маслянова, в 5 верстах от предыдущей.

25. Мамонова, в 7 верстах от предыдущей.

26. Погорелка, в 10 верстах от предыдущей.

с). На границе Белоярского и Малышевского дистриктов:

1. Безменова, на восточном берегу речки Тайменки, впадающей с севера в Чумыш, в 35 верстах от ее устья.

2. Кашелева, на устье речки Улубердь, с востока впадающей в Гайменку, в 15 верстах ниже Безменовой.

3. Анисима, на северном берегу р. Улубердь, в 4 верстах от ее устья.

4. Юлагина, на той же р. Улубердь, в 8 верстах выше Анисимой.

5. Петухова, на истоке маленькой речки Ини, которая впадает в Обь в Малышевском дистрикте.

IV. К Малышевской слободе на восточной стороне реки Оби относятся.

а). Вниз по реке Оби:

1. Поротникова, в 2 верстах от слободы, на северном берегу р. Каменки, которая около следующей деревни впадает в Обь.

2. Каргаполова, в 5 верстах от Поротниковой, немного выше устья предыдущей речки Каменки.

3. Малышева, на рукаве реки Оби, в 3 верстах от предыдущей деревни.

4. Коновалова, на том же рукаве реки Оби, в 2 верстах от предыдущей.

5. Наскова, в 2 верстах от предыдущей, на том же рукаве // (л. 32) реки Оби, который в 1 версте отсюда вновь соединяется с большой рекой, после того, как он отъединялся от нее между Поротниковой и Каргаполовой.

6. Алацкая, немного ниже места впадения речки Алак в Обь, в 30 верстах по прямой дороге через степь от Каргаполовой.

7. Рожектаева, на Оби, в 10 верстах от Алацкой.

8. Костылева, на рукаве Оби, в 7 верстах от предыдущей.

9. Малетина, на Оби, в 4 верстах от предыдущей.

10. Милованова, на Оби, в 4 верстах от предыдущей.

11. Чингиска, на Оби, в 3 верстах от предыдущей и в 2 верстах выше устья речки Чингис, впадающей в Обь.

12. Белова, на Оби, в 7 верстах от предыдущей.

13. Каменка, в 8 верстах от предыдущей, немного ниже устья речки Каменки, впадающей в Обь.

b). Вверх по реке Оби:

1. Нижняя Сузунская, на южном берегу речки Нижняя Сузунка, в 1 версте от места ее впадения в реку Обь и в 8 верстах от слободы.

2. Верх-Сузунская, в 7 верстах от предыдущей деревни, на южном берегу впадающей в Обь речки Верхняя Сузунка, в 2 верстах от ее устья.

3. Куликова, в 5 верстах от предыдущей, на устье маленького истока, который вытекает из расположенного неподалеку озера и впадает в Обь.

4. Ускакуска, на устье такого же маленького истока, вытекающего из озера и впадающего в Обь, в 5 верстах от Куликовой.

5. Усть-Меретская, в полутора верстах от предыдущей, немного ниже устья впадающей в Обь речки Мереть.

6. Верх-Меретская, или Сычева, вверх по речке Мереть, // (л. 32 об.) в 7 верстах от ее устья,

7. Усть-Инская, в 10 верстах от Усть-Меретской, немного ниже устья речки Ини, впадающей в Обь.

8. Обвинцова, на рукаве реки Оби, в 2 верстах от предыдущей деревни.

V. К Белоярской крепости относятся.

а). От крепости вверх по реке Оби:

1. Чесноковка, на речке Чесноковке, которая немного выше крепости впадает в Обь, в

3 верстах от ее устья.

2. Фирсова, на речке Лосихе, впадающей в Обь, в 5 верстах от ее устья.

3. Прокофьева, на той же речке, в 3 верстах от предыдущей деревни.

4. Максарова, на той же речке, выше предыдущей деревни.

5. Бобровская, на месте впадения речки Бобровки в Обь, в 30-40 верстах от крепости.

b). От крепости вниз по реке Оби:

1. Черемшанская, в 2 верстах от крепости, на речке Черемшанке, впадающей в Обь, в полуверсте от ее устья.

2. Зудилова, на той же речке Черемшанке, в 5 верстах от ее устья.

3. Кармацкая, в 4 верстах ниже места впадения речки Черемшанки в Обь.

4. Повалихина, в 15 верстах от крепости, на речке Повалихе, в 4 верстах от ее устья.

5. Речкунова, на Оби, в 30 верстах от Повалихиной. //

(л. 33) 6. Красноярская, или Черомная, в 12 верстах ниже Речкуновой и в 2 верстах выше места впадения реки Чумыш в Обь.

с). Вверх по реке Чумыш:

1. Усть-Чумышка, на южном берегу реки, в 1 версте от ее устья.

2. Езова Большая, на том же берегу, в 2 верстах от предыдущей.

3. Езова Малая, на том же берегу, в 1 версте от предыдущей.

4. Усова, на том же берегу, в 7 верстах от предыдущей.

5. Шишкина, на том же берегу, в 5 верстах от предыдущей.

6. Яловская, на северном берегу, в 12 верстах от предыдущей.

7. Нетужилкова, на южном берегу, в 3 верстах от предыдущей.

8. Кошкарагайская, на речке Кошкарагайке, которая с юга впадает в Чумыш, в 2 верстах от ее устья и в 40 верстах от Красноярской, или Черомной, по прямой дороге.

9. Наумова, на южном берегу реки Чумыш, в 8 верстах от Кошкарагайской.

10. Тайменская, или Тальменская, на речке Гайменке, или Тальменке, которая напротив предыдущей деревни с северной стороны впадает в Чумыш, в 2 верстах от ее устья и в 39 верстах от Повалихиной по прямой дороге.

11. Луговая, на южном берегу реки Чумыш, в 4 верстах от Наумовой.

12. Забродина, на том же берегу, в 2 верстах от предыдущей деревни.

13. Таскаева, на северном берегу, в 3 верстах от предыдущей.

14. Дранишникова, на том же берегу, в 10 верстах от предыдущей.

15. Инюшева, на том же берегу, в 5 верстах от предыдущей.

16. Шадринцова, на речке Шадринке, которая с северной стороны впадает в Чумыш, в 1 версте от ее устья и в 3 верстах от предыдущей деревни.

17. Коренева, на южном берегу реки Чумыш, в 5 верстах от устья речки Шадринки. // (л. 33 об.) 18. Красилова, на северном берегу, в 3 верстах от предыдущей.

19. Коновалова, или Камышенка, немного ниже устья речки Камышенки, впадающей с севера, в 6 верстах от предыдущей.

20. Воронина, на том же северном берегу, в 7 верстах о предыдущей.

21. Заплывина, на том же берегу, в 20 верстах от предыдущей деревни.

22. Переборная, на том же берегу, в 3 верстах от предыдущей.

23. Плуховская, на южном берегу реки Чумыш, в 8 верстах от предыдущей деревни.

VI. К Бикатунской крепости относятся:

1. Бехтемирка, на реке Бие, в 23 верстах выше крепости и в 2 верстах ниже устья речки Бехтемир, впадающей в Бию с востока.

2. Фоминская, на реке Оби, в 23 верстах ниже крепости.

3. Ора, или Оринская, на реке Оби, в 2 верстах ниже Фоминской и в 1 версте выше устья речки Иткуль, впадающей с востока, в которую немного выше ее устья с южной стороны впадает еще другая речка - Чамровка.

4. Соколова, вверх по речке Иткуль, в 10 верстах от Оры.

5. Комарова,

6. Шипунова, обе на той же р. Иткуль выше Соколовой. (Далее зачеркнуто: Эта речка немного выше последней деревни вытекает из озера It-kul, то есть Собачьего озера, и от него получила свое название.) //

(л. 34) VII. К Колывано-Воскресенскому заводу Демидова относятся:

1. Малая Чарыш, деревня в 30 верстах от завода, на правом, или южном, берегу реки Чарыш, немного выше устья речки Аоктовки.

2. Поросиха, на левом, или северном, берегу р. Чарыш, на устье впадающей здесь речки Поросихи, в 40 верстах от деревни Малая Чарыш.

3. Кабанова, на южном берегу реки Чарыш, посередине между ее устьем и Поросихой.

4. Кудрявцева, на западном берегу р. Оби, немного выше устья Чарыша.

5. Алейская, на реке Алей, на дороге, ведущей от завода к Усть-Чумышу, в 123 верстах от завода.

6. Барнаульская, на северном берегу р. Барнаул, на той же дороге, в 77 верстах от предыдущей деревни.

7. Верхняя Касмолинская,

8. Нижняя Касмолинская, обе на северном берегу р. Касмолы, в 1 версте друг от друга, на той же дороге на Усть-Чумыш, в 50 верстах от предыдущей деревни и в 8 верстах от переправы через реку Обь.



РГАДА- Ф-199, портф. 526, ч. 2, Д. 1.
 
СветланаДата: Среда, 05.10.2011, 23:56 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
ГЛАВА VI http://vsofronov.narod.ru/arheograf/history_6.htm

сайт: Археограф сибирский
http://vsofronov.narod.ru/arheograf/index.htm

(без таблиц и ссылок):
Заселение Сибири во второй половине XVII века. Принятие русского подданства некоторыми калмыцкими тайшами. Переселение из Манджурии Гантимура с тунгусами. Переселение из Монголии селенгинских бурят. Прибыль населения беглыми. Прибыль ссылаемыми: запорожцами, поляками, черкасами, соучастниками бунта Стеньки Разина. Установление за Сибирью характера ссылочной страны. Указы о ссылке разных преступников. Ссылка стрельцов. Снабжение ссыльных кормовыми. Перепись населения в конце XVII века. Числительность сибирского населения к началу XVIII столетия. Численность оного по переписи 1710 года. Ошибочность расчетов Словцова в исчислении населения. Перепись 1719 г. Прирост населения в Сибири. Общие выводы о быстроте роста населения в Сибири с 1662 по 1719 год.

Заселение Сибири во второй половине XVII века производилась весьма успешно и совершалось следующими путями: а) принятием русского подданства разными азиатскими племенами, б) беглыми из России, в) водворением пашенных крестьян, г) ссылкою, д) естественным приростом.

В 1655 году приняли русское подданство калмыки родов: Тайчина, Лоузана, Сэнжина, Мончака и Мамереня; присяга была принесена их послами: Дураль-Тарханом, тайшею Сереном и Чокулаем[1].

В 1661 году принял шерть (присягу) калмыцкий тайша Бунчук-Урлюков, как за своих улусных людей, так и за татар: ногайских, едисанских, екбулацких, малисбашских и келечинских[2].

Как те, так и другие калмыки прикочевывали на Волгу, при чем небольшая часть их прикочевала в южные пределы Сибири.

В 1664 году[3] принял подданство Лоузан, сын Алтын-хана, подтвердивший свою присягу в 1680 году, за что удостоился похвальной грамоты[4].

Существенный прирост населению доставлен перекочеванием в район керчинского ведомства тунгусского князя Гантимура. Он переселился из Манджурии в 1667 году, с детьми, братьями и с 40 человеками улусных людей; кроме того он подбил к переходу в Россию и своего родственника зайсана Бокоя со всем его улусом.

Гантимур принял православие. Сын его Павел умер в 1700 году, оставив 9 сыновей, из коих князья: Лазарь и Ларион были пожалованы в 1710 году стольниками. Стольник Лазарь в 1727 году был пожалован начальником 17 тунгусских родов.

При Павле Гантимуре, Спафарий в 1676 году отписывал так[5]: «А тот Гантимур лучше всех твоих великого государя ясашных тунгусов; муж великий, храбрый, будто исполин; 9 жен у него, а детей больше 30, опричь дщерей, а племя его соберется больше 300 человек, все вооружены в куяках с копьями. И как я, холоп твой, слышал для того китайцы прилежно просят того Гантимура, что они ведають что он и племя его люди самые ратные».

В 1694 году[6] прибыли в Россию из пределов китайской Монголии нынешние селенгинские буряты, называвшиеся цонгольским родом.

В 1689 году[7] приняли русское подданство 6 монгольских тайшей, с их родами и улусными людьми, а также 12 тайшей и 1 зайсан табунутских сойтов с их шуленгами и улусными людьми.

Количество беглых, стремившихся в Сибирь, было настолько велико, что в 1683 году[8] состоялось распоряжение об учреждении застав в Пермии Великой и у Соли-Камской для непропуска в Сибирь конных и пеших людей, без проезжих государевых грамот. Распоряжение это вызвано донесением верхотурских воевод: стольника Михаила Толстого и подьячего Афанасия Парфенова, о том, что мимо Верхотурья и Верхотурского и Тобольского уездов, через слободы, в 1680, 1681 и 1682 годах, из русских и поморских городов пришло много беглых крестьян с женами и детьми.

Да и в 1683 году, как доносил верхотурский воевода, «идут крестьян многое-жь число».

Крестьяне, однако, продолжали тянуться в Сибирь и в малом числе. Судя потому, что в 1688 году состоялось повеление: крестьян пашенных, прибывших в Сибирь после переписи – отправить на водворение в Иркутск – таковых было отправлено до 500 человек[9].

В 1697 году[10] таковых же людей, то есть объявившихся беглых, с женами и детьми было отправлено в Нерчинск 624 души.

В 1667 году, после заключения андрусовского перемирия, сибирским воеводам выслать к Москве польских пленных, которые пожелают вернуться на родину, но при этом велено объявить, что те из них которые пожелают остаться – получат полные денежные и хлебные оклады жалованья по их породе и службам[11].

Мера эта дала краю несколько дельных поселенцев. Наибольшее же количество поселения Сибири доставила ссылка.

В 1662 году сосланы в дальние города бунтовщики, произведшие мятеж в Москве с грабежом домов и явившиеся в село Коломенское «где учали бить челом государю с большим невежеством»[12].

В 1672 году сослан в Сибирь бывший гетман запорожский Демьян Игнатов многогрешный за то, что он, войдя в согласие с гетманом казаков на правом берегу Днепра Петром Дорошенкою, хотел отделиться от России и отдаться в подданство Турции[13]. Он был отправлен с женою Настасьею, с сыновьями Петром и Иваном и дочерью Ольгою. Кроме него сосланы: его племянник Мишка Зиновьев, 2 работницы, брат его Василий, полковник Матвей Гвинтовка с женою Ириною и сыновьями: Ефимом и Федором и есаул Павел Грибович. Демьян Многогрешный назначен в селенгинский острог; Василий в красноярский; Гвинтовка с сыном Ефимом – в Кузнецкий; Грибович в Томск; Зиновьев – в Якутск в пешую казачью службу.

Тогда же отправлены: прапорщик Никита Опалинский; боярские дети: Симанко Селиванов с женою Авдотьею и дочерью Ариною, Игнатий Пареной с женою Прасковьею, Кондратий Пареной с женою Феколкою, донской казак Остешка Троянский с женою Пелагеею.

Названные лица были распределены в казачью службу.

Троянский – в Томский острог,

Опалинский и Селиванов – в Красноярский острог,

Игнатий Пареной – в Селенгинский острог.

Из названных лиц, по донесению Тобольского воеводы Петра Михайловича Салтыкова, от 5 октября 1673 года, бежали из Тобольска Грибович, Опалинский, Селиванов и Троянский.

Тогда же присланы «черкассы за многое воровство и за измену» в Туринский острог.

Всех упомянутых людей приказано держать «с великим береженьем», скованными, тюрьмах, до прибытия на место и зачисления их в назначенныя пешия казачьи части.

В Туринский же острог были сосланы астраханцы, воронежцы и иных городов люди «за измену и многия воровства». Этих людей приказано поселить в уезде «на крепкия поруки», чтоб они никуда не сбежали; неблагонадежных из них приказано садить в тюрьмы.

Тогда же повелено ссыльных в Сибирь «за великия вины и за многия воровства» - после 1662 года, ни к каким делам великого государя не ставить, хотя тех, которые уже зачислены на службу оставить, в указанных местах и чинах».

Людей, пересылаемых в сибирские города, в Туринском «описывать в роже и в приметы».

Разбор дел по бунту Стеньки Разина доставил Сибири множество ссыльных астраханцев и черкасс, то есть донских казаков. Ссыльные эти разселились главным образом в Западной Сибири и не шли дальше Томска[14].

В 1688 году[15] сослан в Сибирь малороссийский гетман Иван Самойлович.

В 1663 году[16] сослан Юрий Крижанич. Поводом к ссылке послужили интриги раскольников, усилившихся в Москве во время неудовольствия царя на Никона. В то время когда Крижанич отправлялся в ссылку, из Сибири возвращался в Москву расколоучитель Аввакум. Крижанич пробыл в заточении 14 лет.

Со второй половины XVII столетия Сибирь стала усваивать характер страны, пригодной специально для ссылки, не потому только, что люди, ссылавшиеся туда, делались безопасными по своему влиянию, в силу значительного отдаления Сибири от столицы, но главным образом потому, что жизнь в оной была крайне тяжела и являлась бременем, равносильным самым тяжким наказаниям.

В 1663 году[17] повелено: «денежнаго дела воров» ссылать в Сибирь на вечное житье, с их женами и детьми, устраивая их на пашню. Этим наказанием замещена смертная казнь. При этом оговорено: «а буде они впредь учнут таким же воровством промышлять – чинить им по прежнему смертную казнь без всякия пощады».

Очевидно правительство уже узнало, какая скверная страна Сибирь.

Указом от 22 генваря 1669 года[18], при котором объявлены новоуказанныя статьи «о татебных, разбойных и убивственных делах» повелено:

а) Ссылать в Сибирь с женами и детьми на пашню, - всех людей, замеченных в укрывательстве воров (ст. 8), а также объявляющих себя гулящими людьми.

б) Обвиняемых в разбое, буде они не признаются с двух пыток и те лица, у кого они жили до пытки, их не пожелают взять на поруки, людей этих также садить на пашню (ст. 24).

в) Оговоренных разбойниками в соучастии, если сговор не подтвердится опросами и сами они не признаются с пыток (ст. 33) этих ссылать в Сибирь.

г) Ссылать тех, которые будут препятствовать забирать оговоренных в соучастии в разбое, если эти люди не будут в состоянии уплатить пеню в 50 р. (ст. 47).

д) Ссылать обвиняемых в укрывательстве краденных вещей, если они обвиняются в этом 3 раза и садить их на пашню. Этих людей ссылать не иначе, как с женами «а без жен не ссылать» (ст. 61).

В 1679 году[19] Царь Федор Алексеевич повелел: воров, которым по распросу будет присуждена смертная казнь – жизни не лишать, рук и ног не отсевать, а ссылать их в Сибирь на пашню, с женами и с детьми, на вечное житье. Распоряжение это подтверждено в 1680 году[20] с добавлением, чтобы из детей с ворами отсылать только таких, которым не больше 3 лет; детей выше 3 летнего возраста в Сибирь не отсылать.

В 1679 году[21] сосланы в разные сибирские города стольники и дворяне московские, в числе 20 человек, замешанного по делу Прохора Кропотова с братом.

Ноябрьским указом Царевичей Иоана и Петра Алексеевичей, объявленным с боярским приговором в 1682 году[22] установлено: разбойников, уличенных в грабеже, без совершения убийства, по наказания кнутом подвергать отсечению левого уха и двух меньших пальцев левой руки, и затем ссылать в Сибирь с женами и детьми на вечное житье. Распоряжение это подтверждено в 1691 году[23] «с оговоркою, - чтоб по учинении наказания, по выбитии кнутом «запятнав» ссылать в Сибирь, а смертью за три татьбы не казнить».

В 1687 году[24] сослан на вечное житие в Сибирь пристав Сережка Морев с женю и детьми, за изнасилование девки Маврушки Венцылеевой.

В 1689 году[25] сосланы в сибирские города единомышленники Федьки Шакловитаго.

В 1701 году препровождены в Сибирь единомышленники типогравщика Федьки Талицкаго, печатавшего «воровския письма», в которых Петр I назывался антихристом; отправлено 7 человек и с ними 5 жен казненных преступников. Все они сосланы в дальние города.

В 1705 году отправлены в Сибирь астраханские стрельцы, с тамошними казаками, за бунт, поднятый за русскую старину[26].

В 1708 году расселены по Сибири сообщники Булавина, избавленные от виселицы.

Затем сослано в Сибирь множество стрельцов после расформирования стрелецких полков.

В 1711 году сосланы в Сибирь пленные шведы, высланные из Казанской губернии, за то, что намеревались бежать. В числе их находился и капитан Штраленберг, издавший по возвращении в Стокгольм, книгу о России. Многие из этих шведов были употреблены на горнозаводское дело и пристроены в Тобольскую оружейную мастерскую.

В 1715 году сосланы в Сибирь Керженские раскольники. В 1718 г. выслан Ларион Докунин и его единомышленники, верившие его разговорам и подметным письмам, вызывавшим возмущение против царя[27].

Затем отправлены в Сибирь лица, привлеченныя по делу Царевича Алексея, из них фельдмаршал В. В. Долгоруков – в Соликамск, псаломщик Семен Иванов, подьячий Анфимов, зять духовника царевича и другие – в разные сибирские города.

Большое число ссылавшихся вызвало необходимость установления порядка в пересылке оных и в 1692 году[28] повелено в стрелецком приказе, на обязанность коего возложена пересылка колодников, завести 10 желез ручных и ссылаемых заковывать в оныя, отправляя с посыльным до города, в который они препровождаются, где сдавать воеводе. В 1696 году[29] пояснено: находящихся в Вологодской тюрьме ссылаемых в Сибирь принять сибирским служилым людям, получив надлежащия кормовыя и прогонныя деньги по прежнему а впредь, отправляемых в ссылку из разных приказов удовлетворить прогонными и кормовыми деньгами, а также давать провожатых от тех приказов, которые отправляют в ссылку, рассчитывая до Верхотурья. В Верхотурье же, для временного содержания всех пересылаемых, приказано поставить двор со стоячим тыном и построить в оном необходимое число изб.

Распоряжение это вызвано тем обстоятельством, что сибирский приказ «опричь соболей и мягкой рухляди» никаких денежных доходов не имеет, а потому удовлетворять деньгами всех ссылаемых в Сибирь не может.

В 1691 году[30] (указ 1 генваря) воспрещено возвращать из ссылки людей без именного их великих государей указа. А через год[31] повелено: тех из сосланных, которые отправлены в Сибирь взамен смертной казни и бегут оттуда и будут где задержаны, наказывать кнутом, запятнать в другой раз на правой щеке и отсылать в ссылку; если же эти беглецы учинят какое-либо воровство, то их казнить, не докладывая государям; точно так же поступать и с теми, которые бегут из Сибири быть дважды запятнаны, хотя бы и не учиняли воровства.

Для установления правильного учета людей в июне 1693[32] года повелено чтоб во всех городах и посадах и слободах – старосты и сотские записали в книги коренных обывателей и пришлых до 17 декабря 1685 года и севших на тягло. Затем переписывать пришлых людей за время с 17 декабря 1685 по 1693 год поименно и погодно, с отметкою: чей откуда и почему пришел, у кого живет, записан ли в тягло или живет батрачеством. Книги эти приказано закрепить дъячими руками и держать как в городах, посадах и слободах, так и в приказных избах.

Впредь эти книги приказано вести ежегодно, не занося, однако тех, которые живут в наймитах в[33] работе, придя из других мест, а крестьян помещичьих, монастырских, бобылей и беглых людей не принимать и в тягло отнюдь не вписывать.

В 1697 году[34] для производства переписи в сибирских городах Тобольского разряда и в их уездах, а именно: в Тобольске, Верхотурье, Туринске, Томске, Таре и Пелыме отправлен дворянин Иван Кочанов. Надо полагать, впрочем, что перепись дворов и земель в Тобольске началась раньше, потому что в наказе князю Черкасскому, назначенному в Тобольск воеводою, данном 12 сентября 1697 года, в ст. 22-й, сделана ссылка на Льва Поскочина, который писал, что в старой пахоте великого государя десятинной пашни можно прибавить

По сведению, составленному Словцовым, в 1662 году в Сибири всего русского населения было 70 000 душ и в том числе 7 400 ссыльных[35]. Откуда почерпнуто это сведение – неизвестно, но оно вероятно близко к истине.. Точныя сведения о численности сибирского населения стали собираться с введением рекрутских наборов, то есть в XVIII в.

1 генваря 1703 года[36] был командирован из Москвы дьяк Андреян Григорьев Ратменов, для производства переписи: посадским, уездным, служилым и всяких чинов людям – для выбора людей в солдаты, которых предполагалось набрать 10 000 чел. С уездов: Тобольского, Тюменского, Пелымского, Туринского и Верхотурского.

Надо полагать, что первоначальные переписи производились неточно и население пряталось, потому что декабрьским указом 1705 года[37] приказано взять рекрут по переписным книгам 1677 года; в октябре 1710 года[38] объявлена табель с разделением губерний на доли, по 5536 дворов в каждой, основывая рассчет тоже на данных переписных книг 1677 г.

По этому распределению причиталось долей на губернии:

Московскую……….... 44,5

Петербургскую……....32,2

Киевскую…………..…5

Смоленскую……….....9

Архангелогородскую..18,5

Казанскую……………21

Азовскую………..…...7,5

Сибирскую………...…9

Следовательно, в Сибири насчитывалось 5536 х 9 = 49 824 двора.

В исчисленном числе дворов по крайней мере половина должна быть отчислена на Вятскую и Соли-Камскую провинции; так что на всю Сибирь причиталось около 25 000 дворов.

Сенатский указ от 30 июля 1711 года[39], о наборе 20 000 рекрут и 7 000 лошадей, с губерний Казанской, Смоленской, Сибирской и Архангелогородской дает возможность сделать приблизительный расчет прироста населения в Сибирской губернии за время с 1677 года по 1710. В этом указе приведен расчет числа рекрут, причитавшихся на каждую губернию, по переписным книгам 186 (1677 года) и затем выведен расчет рекрут по переписи 1718 года.

Последний расчет составлен при условии взимания одного человека с 30 дворов и одной лошади с 86-ти дворов, при общем числе дворов во всех губерниях 606 404.

Переложив число рекрут, причитающихся к поставке от каждой губернии, на число дворов, получим то число дворов, которое должно было быть в губерниях России по переписным книгам 1710 года.

В указе от 14 октября 1710 года было определено число в губерниях по долям, считая в каждой доле по 5536 дворов, и согласно данных, извлеченных из переписных книг 186 (1677 года), причиталось дворов:

на Московскую губернию………………..5536 х 44,6 = 246 352,

«Петербургскую» …....…………………..5536 х 32,2 = 178 359,

«Киевскую»…........…....……………………….5536 х 5 = 27 680,

«Смоленскую»…………............………………5536 х 9 = 49 824,

«Архангелогородскую» ….......…………….5536 х 18,5 = 99 648,

«Казанскую» …………………...........……....5536 х 21 = 119 024,

«Азовскую»…………………….............……....5536 х 7 = 38 752,

«Сибирскую» …………….............………….....5536 х 9 = 49 824.

Итого: ...........................809 463

Переводя число рекрут и лошадей на дворы, по переписным книгам 1710 года, зная, что один человек взят с 30 дворов и одна лошадь с 86-ти, получим число дворов, которое должно причитаться на каждую губернию, соответственно того числа рекрут и лошадей, которое приведено в указе. Это число дворов видно из нижепомещаемой таблицы:

А как в указе оговорено, что всех дворов в России, по переписным книгам 1710 года было 606 404, то число дворов, основанное на расчете количества лошадей, подлежавших к поставке в драгунские полки, оказывается ближе к действительности, а потому и остановимся на оном.

Из этой таблицы легко усмотреть что прирост числа дворов, а следовательно и населения, замечается только в Сибирской и Киевской губерниях, при поразительно большом уменьшении населения в губерниях: Московской, Петербургской, Смоленской и Архангелогородской и незначительном в губернии Казанской. В Киевской губернии прирост населения сравнительно не велик, тогда как в Сибирской он достигает 1/5 всего населения, и есть полное основание думать, что вся эта прибыль падает на за Уральскую Сибирь, а не в Пермию, потому что в смежной с оной Казанской губернии, находившейся почти в одинаковых условиях, сказалась также убыль и числа дворов и населения.

Прибывшее в Сибирь население оселось в ближайших к России местах, то есть в нынешних Тобольской и Томской губерниях, частью на Уральских заводах, которых было еще немного и, весьма вероятно, часть переселенцев потянулась и за Байкал, тем более, что в числе переселенцев могли быть люди всякого сорта, а не одни только хлебопашцы, спешившие скорее устроиться на пашен.

Приведенный факт прироста населения Сибирской губернии, при современном оному обезлюдении других губерний России, подтверждает тот вывод, что Сибирь есть продукт самостоятельного творчества русского народа, искавшего выхода из стеснительной обстановки, в которой он находился в XVII столетии и в первые годы XVIII-го. Ядринцев[40] говорит: «мы вправе считать Сибирь по преимуществу продуктом вольно-народной колонизации, которую впоследствии государство утилизировало и регламентировало». Наклонность брести в рознь, существующая в крови русского народа направила крестьянство в Сибирь, с закрепощением народа земле. Сильно возросло стремление в Сибирь в конце XVII столетия, после строгих указов 1685 года против старообрядцев.

Наконец, в начале XVIII столетия, с введением рекрутских наборов, народ повалил тысячами в Сибирь и стремление это не ослабевало в течение всего царствования Петра Великого.

В полном собрании Законов не встречается цифры населения Сибири, выяснившегося по переписи 1710 года, но приведенное выше число дворов в Сибирской губернии, по переписным книгам 1710 года, дает возможность предположить население этой губернии приблизительной в 270 000 мужчин, по следующему расчету:

Полагая на двор 4 мужских души, по числу 59 086 поданных дворов, получим 236 344 души, да свободных состояний, применяясь к расчету, указанному Словцовым на 322 и 323 страницах книги, Исторического обозрения Сибири, надо допустить с небольшим 30 000 душ, итого около 270 000 душ.

На за-Уральскую Сибирь причтется свыше 160 000 душ мужского пола по следующему расчету: всего дворов на Сибирскую губернию причиталось в 1710 году 59 086. Из указа же от 29 мая 1719 года видно, что в то время в Сибирской губернии было всего 61 430 дворов и в том числе 2/5 всего числа приходилось на провинции Вятскую и Соликамскую и 2/5 собственно на Сибирь. Предполагая, что таковое же отношение в распределении численности дворов в Сибирской губернии было и в 1710 году, надлежит допустить, что тогда на Вятскую и Соликамскую провинции причиталось 23 394 двора, что при расчете 4 душ на дворе дает 142 744 мужских души; а если к этому числу податных душ приложить то число душ свободных состояний, которое предполагает Словцов, то есть 21 834 мужских душ на всю Зауральскую Сибирь, то получится в общем 164 575 мужских душ.

К сожалению, автор не указывает данных, из коих он почерпнул приводимыя им сведения, а на основании данных представляемых Полным Собранием Законов, его расчеты надо признать неверными по следующим причинам:

1) На стр. 315 Истор. Обоз. Сиб. (кн. I) Словцов насчитывает в за – Уральской Сибири 37 046 дворов, из коих на 4 за – Ангарских воеводства дает 3 600 дворов; а в Полном Собрании Законов, в указе от 29 мая 1719 года, из ??исла 37 096 податных дворов и на упомянутыя 4-е воеводства насчитывается 4 252 двора.

2) Еще большая ошибка расчета замечается в учете дворов духовенства. Всего на духовенство белое и черное с причтами и с боярскими детьми тобольского архиерейского дома Словцов полагает 600 дворов, - а в указе от 13 июня 1717 года[42] по поводу сбора денег на драгунских лошадей с попов и дьяков, между прочим, изложено: «В Сибирской губернии: по 707 год с градских с 281 двора – 107 р. 1 алтын 3 деньги, с уездных с 13 226 дворов 1 030 рублей с 1-ю деньгою. На 708 год – с градских 160 дворов 12 руб., с уездных 3 348 дворов 500 р. 6 алтын. И против 707 года в недоборе 616 р. 27 алтын и 3 деньги. На 709 год 305 руб. 11 алтын; а что с градских и уездных, того в отписке не писано». Очевидно, что в Зауральской Сибири к 1703 году было не 600 дворов духовенства, а много больше.

3) Затем Словцов насчитывает 1 195 дворов ямщиков, между тем из сенатскаго указа 2 июля 1714 года[43] надо думать, что всего их на всю Сибирскую губернию должно было быть 1 590 дворов. Для устройства почтоваго сообщения между Петербургом, Новгородом и Москвою требовалась высылка ямщиков, а с Сибирской губернии, за дальностью, вместо высылки ямщиков, взять деньги по 10 руб. с выти, которыя выслать в губернии»:
Если полагать 5 дворов на выть, как это сделано в указе относительно Азовской губернии, то по числу 318 вытей должно считать в Сибирской губернии 1 590 дворов и, отчисляя из них 2/3 на за – Уральскую Сибирь, придется считать там только 954 двора.

Думаю, что указанных фактов достаточно, чтобы признать неверность выводов Словцова и численности сибирского населения, и приходится остановиться на цифре, предположенной мною, допустить, что в 1710 году, в за – Уральской Сибири было не менее 165 000 мужчин, а вместе с женским полом надо насчитывать около 250 000 душ.

Данныя, доставленныя переписью 1710 года, оказались вскоре не пригодными для правительственных расчетов, потому что те тягости, которыя приходилось испытывать народу и повальныя болезни гнали крестьянство из России в Сибирь или на Дон. Так, из указа от 6 мая 1714 года[44] данного на имя архангелогородского губернатора Ладыженскаго, в котором дается ему знать, что для взыскания штрафов за недобор рекрут, командирован гвардии унтер-офицер Свищов, между прочим оговорено: «Но понеже иные не платили за пустотою, то с оных отнюдь не править… А понеже не все крестьяне на Дон или в Сибирь ушли, а мору, слава Богу, не было (кроме Пскова), то большая часть живут, ушед от своих помещиков, за иными помещиками… и т. д.».

С каждым годом недоборы рекрут и денег росли и делались более ощутительными. Все правительственныя распоряжения, основанныя на численности дворов и людей делались ошибочными и Петр вынужден был приказать произвести новую перепись. Указом от 26 ноября 1718 года[45] повелено произвести ревизию с целью распределения содержания войска, по местностям, соответственно числу ревизских душ. Этим же указом учреждены земские комиссары для заведывания сборами с крестьян на содержание войска.

Вследствие вышеупомянутого указа 22 генваря 1719 года состоялся сенатский указ о производстве переписи людей податного состояния и о подаче ревизских сказок. Перепись приказано произвести во всех местах «кроме завоеванных городов, и астраханских и уфимских татар и башкирцев и сибирских ясачных инородцев, о которых будет особливое определение впредь».

Подача ревизских сказок производилась медленно, что вызвало командирование в разныя местности России гвардейских унтер-офицеров для ускорения работы. 4 декабря 1719 года[46] последовало распоряжение сената о скорейшей присылке ревизских сказок о наличном числе душ мужского пола, для распределения армейских полков на крестьянские дворы и при указе разослана «Инструкция» о мерах к скорейшему истребованию ревизских сказок и ведомостей. Между прочим, в этой инструкции изложено: «Тех управителей… також и их подчиненных, у которых в ведомстве их правления взятие и собрание сказок еще не окончено, держать в канцеляриях на цепях и в железа скованных, не выпуская до тех мест, пока в оном деле совершенно исправятся», в инструкции же пояснено и (не выключая «и самаго вице – губернатора, ежели от него чинилось)».

Но строгости эти мало помогли делу; ревизския сказки доставлялись медленно и с большими пропусками или утайками душ.

В дополнение к мартовскому указу 1719 года, о присылке в Камер-Коллегии из Штатс-Контор книг окладным и неокладным сборам в котором предписывалось держать в оковах даже губернаторов, пока не будут составлены требующиеся сведения, состоялся указ от 23 сентября 1720 года[47] из коего видно, что ведомости не было доставлены из губерний: Московской, Архангелогородской, Смоленской и Сибирской. При этом подтверждено немедленно доставить или же «таковые наказаны будут, яко преступники указов, жестоко по указу понеже время тому прошло многое, в которое теми ведомостями исправиться было возможно».

Из сенатского указа от 11 мая 1721 года видно, что в сказках доставленных бригадиру Зотову, на которого было возложена выборка данных из переписи «явилась многая в людях утайка, объявленная самыми вотчинниками… а на однодворцев, украинцев и на ясачных были особые доносители».

Указ же от 11 января 1725 года[48] дает основание думать, что перепись в подробностях затянулась даже до этого года, потому что гвардии полковнику князю Сонцову, назначенному в Сибирскую губернию для распределения полков по душам, приказано: « и чего на полки Гвардии душ или четырех-гривенного сбору недостало, то принимать ему от Казанской или Архангелогородской губернии… к Сибирскому губернатору послать указ же, чтоб он полковнику Сонцову в окончании того переписного дела чинил всякое вспоможение и оканчивать ему губернатору с ним Сонцовым то переписное дело обще».

Из указа же, от 19 мая 1724 года[50], коим определено собирать по 74 копейки с души, на содержание армейских и гарнизонных полков, видно, что на Сибирскую губернию (кроме двух городов: Якутска и Мангазеи) определено содержать 5 армейских и 4 гарнизонных полка, которые распределены на 355 042 души и осталось свободных еще 13 961 ч. – значит по переписи 1719 года в Сибирской губернии насчитывалось 369 003 души. Распределяя эти души соответственно числа дворов отдельно на Вятскую и Соли-Камскую провинции и отдельно на за – Уральскую Сибирь получим:

За сим в этом же указе оговорено, что всего мужских душ в 10 губерниях насчитывается 5 409 930, следовательно на каждый двор, считая таковых 964 334, причтется 5, 61 душ.

При этом расчете душ на дворе, в за – Уральской Сибири, по числу 37 096 дворов, должно было бы быть 208 109 душ мужского пола, а как их выше насчитано 221 400, то надо допустить, что в Сибири народ жил кучнее и на двор причиталось 5,86 муж. душ.

Из сделанного очерка видно, что прирост населения в Сибири с конца XVII столетия шел довольно быстро. Для составления приблизительного расчета хода этого прироста помещаю ниже таблицу, в которой число душ за 1662 год почерпнуто из Исторического Обозрения Сибири Словцова; число душ за 1677 и 1709 года рассчитано по 4 души на двор, по числу дворов, значащемуся в полном Собрании Законов; число дворов и душ за 1719 год взято из данных, представляемых указами, помещенными в Полн. Собр. Законов. Расчет душ за 1677 и 1709 года принят по 4 на двор, потому что так высчитывал Словцов в таблице населенности, помещенной на 322 и 323 стран. своего труда и, вероятно, имел какие-нибудь к тому основания.
1) Цифра населения в Сибири за 1662 год не должна быть принимаема во внимание, так как не указан источник, из коего она почерпнута и есть полное основание думать, что она много ниже действительной того времени.

2) До 1710 года, то есть за то время, пока действовали причины: закрепощающие крестьян земле и преследование раскольников, - население в за – Уральской Сибири прибывало чрезвычайно медленно даже для естественного, нормального прироста; а именно: прирост составляет только 0,56% к количеству населения, считавшемуся в Сибири в начале рассматриваемого периода.

3) Во второй же период, то есть за время с 1710 по 1719 год, когда народ побежал в Сибирь, спасаясь от налогов и рекрутчины, годовой прирост населения достигает 6,24% в отношении числа жителей, значившемуся по переписи 1710 года.

Столь разная разница в прирост населения до 1710 года и после оного дает основание предположить, что исчисление населения до 1710 года по расчету 4-х душ на дворе – неправильно. Если в 1719 году в Сибирской губернии на дворе причиталось 5, 86 душ, то в 1710 году надо допустить тот расчет, который оказался средним для всей России, то есть 5,61 душа, или, по крайней мере, 5 душ на дворе, это предположение имеет за себя то основание, что с 1710 по 1719 год, народ спасаясь от рекрутчины, быстро заселял Сибирь и, не успевая застраиваться соразмерно своему наплыву, мог и должен был селиться кучнее.

Эта таблица, надо полагать вернее показывает ход прироста населения в Сибири. По данным оной оказывается, что в период времени до 1710 года, прирост населения составляет 1,46%, а в период до 1719 года – этот прирост возрос до 2,77%.

Приняв во внимание, что средний прирост населения в Европейской России, по Сведениям за 1871 год, оказывается в 1,42%[54] нельзя не прийти к заключению, что расчет населения, указанный в последней таблице близок к истине.

Выяснить, сколько человек, в этом приросте, должно быть отнесено на естественный прирост и сколько на прибылых гулящих, беглых людей – не представляется возможности, по отсутствию данных; но, отнеся на естественный прирост 1%, получим следующия цифры прибыли населения в за – Уральской Сибири.

Выше было указано, что в 1719 году, в Сибири, числилось 221 400 душ муж. Исключив из этого числа 40 000 душ беглых[55], прибывших, в начале XVIII столетия получим 181 400 душ; отделив из них 40% на детский возраст до 16 лет, будем иметь 108 840 душ взрослого, коренного Сибирского населения. В отношении этого числа количество пришлых людей составляет 36,75%, то есть в 1719 году более трети всего взрослого Сибирского населения составляли беглые, пришлые люди.

Заключение, к которому мы пришли, представляет факт весьма знаменательный и многое разъясняющий в установлении того самоуправского режима, того административного произвола в Сибири с начала XVIII столетия и туго сдается еще и в настоящее время. Неудивительно было властям развивать в себе наклонность к самоуправствую, когда четвертая часть населения состояла из лиц, добровольно лишивших себя прав.
 
СветланаДата: Среда, 05.10.2011, 23:58 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
ГЛАВА VII

Начало поселений на южной окраине Сибири. Характер заселения оной в после Петровское время до воцарения Елизаветы Петровны. Указы о ссылки преступников. Заселение Охотского уезда. Ссылка государственных преступников и перечисление лиц, сосланных из высшего сословия. Установление порядка порядков пересылки арестантов. Численность сибирского населения во второй четверти XVIII столетия. Ничтожность прироста оного.





… Во втором десятилетии XVIII столетия Сибирь настолько обезопасилась от нападений соседей, что у местного населения пропал страх селиться в южной окраине и земледелие стало развиваться заметно, потому что бродяжничество уменьшилось.

В 1717 году[1] крестьяне Усть-Суерской слободы Захар и Семен Шестаковы испросили у губернатора разрешение переселиться на прежния места вверх по р. Суере. В своем прошении они заявляют, что прежняя Суерская слобода разорена казачьею ордою, и лет 14 назад крестьяне оной видя, «что та слобода от иноземцев разоряется», просили о переводе оной на новое место. Ныне же «в распространение его величества отчины» просят дать им старую землю. Переселение это дозволено, но без избавления платежа податей.

В том же году, по просьбе новокрещенов, ясачных князцев Кошуцкой волости, Ивана Кузея и Семена Петрова, дозволено переселить в деревню Чюндурскую, для обучения хлебопашеству, - крестьян Верхотурскаго уезда, Тагирской волости: Тимофея и Дениса Софроновых и Потапа, Димитрия, Ивана и Осипа Новоселовых[2].

Заселение Сибири во время царствования Екатерины I, Петра II и Анны Иоановны, помимо естественнаго прироста населения, производилось, главным образом ссыльными.

Прибыль беглыми крестьянами и солдатами почти прекратилась, до производства разведок в Алтайском Хребте и до узнания более удобных мест, чем те, которыя представляла тогда известная Сибирь.

Узнав, что Сибирь страна далеко не обетованная, беглые стали организовывать разбойничьи шайки во всех губерниях России. Зло это, судя по указам вошедшим в Полное Собрание Законов, развилось настолько, что доставило серьезную заботу правительству, издавшему массу указов о поимке воров и разбойников и о прощении беглым рекрутам, если они явятся к определенным срокам, которые к тому же, постоянно отдалялись. Нет такой инструкции, наказа или регламента, за это время, в которых бы не указывались меры о поимке воров и разбойников. Те беглые, что прибыли в Сибирь в Петровское время, успели вымереть, и разумеется, не оставив, в большинстве, потомства, - новых появилось меньше чем убыло и потому прирост сибирского населения за этот период не мог быть значительным.

Во вторую четверть XVIII столетия Сибирь сделалась излюбленным местом ссылки государственных преступников из лиц высшего сословия. За это же время выработались правила относительно порядка препровождения ссылаемых в Сибирь. Ссылка производилась: на заводы, на казенную работу, на пашню и просто на поселение.

Хотя в вышеупомянутый промежуток времени в Сибирь сослано большое количество людей, но следа своего в крови сибиряков, они не оставили, потому что большинство из них, перенеся пытки и жестокия наказания должны были вымереть безследно. В данное время рост сибирского населения шел от двух корней: - гулящего сброда, захватившего земли и успевшего осесться теперь, и от сосланных в конце XVII века малороссов и в Петровское время стрельцов.

Из числа нового населения сибирских ссыльных, более заметный след в крови сибиряков могли оставить ссылавшиеся на заводы, потому что туда попадал народ более здоровый. Так вскоре после восшествия на престол императрицы Екатерины I, указом от 20 апреля 1725 года[3] разрешено приписать к сибирским заводам тех беглых из России, которые родились в Сибири и забыли, откуда пришли их родители; разрешено также оставить тех из беглых, которые обязуются высылать в места их записки, в подушный оклад, деньги положенныя на них для содержания войска. Беглых на заводах было много. Из указа видно, что по донесению полковника Сонцова, в Соликамской провинции на соляных, а в Тобольской на серебрянных, медных и железных заводах, объявились при переписи, всякого чина люди разных губерний, которые, работая, переходят с завода на завод, живут по заводским избам партиями в 200 и 300 человек. Относительно 5389 человек из них явки даны в те губернии, откуда они пришли, для занесения их там в подушный оклад; затем на соляных варницах баронов Строгановых более 600 человек тоже объявилось разных губерний, о которых и дано знать в свои места, а многие не объявляли откуда они и потому не положены в подушный оклад.

В октябре 1730 года[4] повелено ссылать на заводы в Сибирь тех из рекрутов, которые уклоняясь от службы нанесут себе увечья, препятствующия быть в войске.

В сентябре 1732 году[5] приказано ссылать в Сибирь, на заводы, тех беглых монахов, которые будут пойманы «не в монашеском одеянии, но в светском». Таких монахов определено расстригать в тех епархиях, в коих они пойманы и, по передаче их светской власти, доносить об этом в сенат и синод.

На пашню садили колодников более слабого сорта чем категория заводских ссыльных. Указом сената от 22 апреля 1726 года[6] повелено «колодников, у которых за татьбы ноздри выняты и уши и носы резаны и руки сечены», сослать на вечное житье в Сибирь.

Указом от 24 февраля 1728 года[7] состоявшимся после коронования Петра II, приказано сослать в Сибирь всех колодников, виновных в разнаго рода воровствах не подлежащих смертной казни, а также и тех, которые подлежат временной ссылке на каторгу,- первых после наказания, а вторых – без наказания.

В конце 1730 года[8] повелено тех рекрут, которые и «учнут бегать за рубеж и пойманы будут», зачинщиков казнить, а остальных, по тяжком наказании, ссылать в Сибирь, к казенным работам. А как казенных работ, до учреждения Охосткаго порта, - помимо заводских – не могло быть других, кроме оброчных пашень, то, следовательно, и упомянутая категория ссыльных садилась на пашню.

… Генварским указом 1728 года[9], содержавшиеся при сенате колодники, обвинявшиеся «в непристойных словах против особ Императорскаго дома, сосланы: морскаго флота капитан поручик Казанцев – в Сибирь … Астраханскаго полка гренадер Николай Алексеев битый кнутом и с вырезанными ноздрями – в Сибирь вечно, солдат Кроткий сослан в Сибирь без наказания».

В 1726 отправлен Меньшиковым в Сибирь бывший обер-церемонмейстер граф де Санти, «явившийся в тайном деле весьма подозрительным»[10].

В 1727 году сослан в Березов князь Меньшиков с дочерью, бывшею невестою Императора[11].

Меньшиков умер 22 октября 1729 года и похоронен близ алтаря выстроенной им церкви во имя Рождества Богородицы. Дочь его Мария обвенчалась тайно с князем Федором Долгоруким и вскоре умерла; сын его Александр и другая дочь возвращены в С.-Петербург в 1731 году и сын пожалован поручиком Преображенскаго полка, а дочь сделана фрейлиною и выдана замуж за брата временщика Густава Бирона[12]. Березовские жители до сего времени считают Меньшикова праведником, за его богобоязненную жизнь и потому, что по открытии его гроба, в 1821 году, его останки оказались нетленными.

В декабре 1731 года[13] сосланы: князь Василий Долгоруков – в Шлиссельбург, а князь Юрий Долгоруков в Кузнецк, на вечную работу, князь Барятинский – в Охотский острог и Столетов – на Нерчинские заводы, за то, что осуждали действия правительства и непочтительно отзывались о государыне.

В том же году сослан в Камчатку сержант Семеновского полка Алексей Алексеевич Шубин за то, что, любя цесаревну Елизавету, хотел тайно освободить Долгоруких и с помощью их возвести ее на престол. За это он был пытан, наказан кнутом и с вырезанным языком отправлен в Камчатку, где его заставили жениться на камчадалке[14].

В 1732 году[15] сослан в Сибирь полковник Бремзен за то, что, жалуясь рекетмейстеру, на несправедливыя решения его дела в разных инстанциях, употреблял разные выражения против членов судов и несправедливо обжаловал их решения.

Тогда же приведен в Якутск бывший любимец Петра I, президент камер-коллегии статский советник Фик, названный в бумаге великоважным преступником, замешанным по делу о призвании на престол Курляндской герцогини Анны Ивановны[16].

В 1734 году[17] сослан, в Жиганское зимовье, Смоленский Губернатор князь Александр Черкасский; его шурин Семен Корсак, родственник последнего поручик Иван Артеневский и управляющий Александр Пребышевский отправлены в разные города Сибири, за возмутительные умыслы против государыни.

В царствовании Анны Иоановны не только Бирон но и Феофан Прокопович, содействовавший низложению верховников, принимал деятельное участие к заселению Сибири государственными преступниками.

Всех своих личных врагов он сумел упрятать в самые дальния каторжныя места. Так, архиерей Георгий Данилов, заподозренный в участии по делу об устранении Анны Иоановны, от престола (затеянном Родышевским), - сослан в Нерчинский монастырь, при чем от него не велено принимать заявлений о государевом «слове и деле». Роспоп Родион и братья Никитины, с женами и детьми их, отправлены на вечное житье в Охотский порт; печерский старец Исайя, роспопы: Васильев, Морозов – сосланы в Охотск же, на житье; Горбунов на серебряные заводы. Все перечисленные люди сосланы за подозрение в писание подметных писем и пасквилей на государыню и Феофана[18].

31 августа 1738 года[19] отправлены в Охотск бывшие священники города Березова: Тимофей Васильев, Илья Прохоров, Артемий Васильев, Федор Кузнецов и дьякон Павел Какоулин, за то, что, «они бывали у князей Долгоруковых, обедывали у них и к себе в домы пущали». Тобольский митрополит преосвященный Антоний просил об оставлении их в Тобольске, или в Томске, ссылаясь на недостаток духовенства в церквах, но ему отказано и последовала такая резолюция: «понеже и в Охотском священники надобны: того ради оных надлежит туда послать неотменно, а в Томск и в другие отдаленные города, есть-ли нужда потребуешь, оных посвятить вновь».

В 1740 году сосланы в Сибирь дочь и сын казненного кабинет-министра Артемия Полынскаго: сын Петр – поселен в Селенгинске, а дочь Анна пострижена в монахини. За ними отправлены сенатор Мусин-Пушкин с вырезанным языком, кабинет-секретарь Эйлер и Соймонов, наказанные кнутом; секретарь Волынскаго Суда, битый плетьми, сослан в Камчатку, за перевод исторических книг для Волынскаго.

По свержении Бирона, во время регентства Анны Леопольдовны, - Эрнст Бирон, с братьями Густавом и Карлом, а с ними генерал Бисмарк сосланы в г. Пелым с женами и детьми. При Анне Леопольдовне сослан в Камчатку, за привереженность к Елизавете Петровне, капитан Азовскаго полка Петр Калачев[20].

Кроме упомянутых лиц, из государственных преступников, в силу указа от 16 марта 1731 года[21] возвратились в город Тару 89 человек тарских дворян и служилых людей, которые остались в живых, из числа сосланных в каторгу, на вечную работу, в Рогервик, за то, что не хотели присягать на верность императрице Екатерине I. Люди эти в 1729 году были переведены из Рогервика в Казанскую губернию на поселение в пригородных слободах и, по просьбе их, как проявление милости по поводу восшествия на престол, объявленной другим виновным. Государыня дозволила им переселиться в Тару «к тому ж в городе Таре, по тому вышенаписанному делу многие казнены и разбежались и жителей тот город имеет малое число».

Вследствие громадного количества ссылаемых в разные места, явилась надобность в урегулировании этого дела, потому что различныя правительственныя учреждения, ссылавшия людей, нередко входили между собою в пререкания относительно порядка отправки. Указом от 3 генваря 1728 года[22] повелено из С.-Петербурга «каторжных невольников отправить в Сибирь из полицмейстерской канцелярии, дав за ними пристойный конвой из военной коллегии».

Указом от 20 декабря 1728 года[23] по поводу запроса Московской губернской канцелярии, повелено: - ныне присланных в Москву из Великолуцкой провинции, да из Смоленской губернии, отправить в Сибирь, потребовав деньги из камер-коллегии, а впредь предписано губернаторам колодников снабжать кормовыми и прогонными деньгами из губерний при отправке их в Москву.

В 1733 году[24] установлено всех колодников, высылаемых в Москву, в сыскной приказ, из Новгородской губернии и из других губерний и провинций, для отправки в Сибирь, снабжать кормовыми и прогонными деньгами до места назначения, а сыскному приказу этих колодников принимать и отправлять немедленно.

Затем[25], по запросу Казанской губернской канцелярии, в которую присылались колодники из коллегий и сыскного приказа, без удовлетворения оных деньгами до места назначения – повелено: расчитывать колодников, при отправке из губерний, до Сибири, а если бы оказались в Казани неудовлетворенные до мест ссылки, - то выдавать деньги из Казанской губернии, за счет тех губерний, откуда высланы колодники и писать об этом в штатс-контору.

Тогда же повелено: солдат, ссылаемых в Сибирь удовлетворить из остатков «от штрафных доходов», которые могут быть в военной коллегии и при командах, сверх подушных денег.

Надо полагать, что порядок, установленный последними указами, то есть пересылка ссылаемых в Сибирь в сыскной приказ в Москву, оттуда в Казань, из Казани в Тобольск и из посляднего куда надлежит,- удовлетворял потребностям, потому что до царствования Елисаветы Петровны указов об этом не отдавалось, хотя количество ссыльных за разсматриваемый период времени было очень велико. «Тобольский летописец уверяет, что в течении 10 лет, по 9 ноября 1740 года, сослано в Сибирь дворян и чиновников 20 тысяч»[26].

Вышеприведенный перечень указов дает основание сделать вывод, что за время от смерти Петра Великаго до воцарения Елисаветы Петровны население Сибири должно было значительно возрасти, от одного наплыва ссыльных. К сожалению, в Полном Собрании Законов нет указаний о количестве населения в Сибири, да и вообще в России, хотя из указов от 10 и 16 ноября 1732[27] и 2 апреля 1733 годов[28] видно, что перепись уже была окончена в это время, так как по смыслу этих указов уже собирались дополнительныя сведения: о мастеровых, учениках и их женах и детях проживавших на разных фабриках, о пришлых людях в ингерманландии, при чем требовалось не смешивать их с старожилами; наконец, в указе от 10 февраля 1736 года[29] положительно высказано, что перепись была произведена в 1729 году: князь Шаховский запрашивал сенат, как поступить с раскольниками, которые вернулись из-за границы после переписи 1729 года? Отправить ли их на прежние места жительства, или же оставить их в тех слободах куда они переселились? А как знать количество населения весьма важно, хоть бы даже для того только, чтобы судить о приросте онаго, то я попытаюсь сделать приблизительный расчет на основании косвенных данных, почерпнутых из Полнаго же Собрания Законов.

В указе от 29 октября 1835 года[30], состоявшиеся вследствие представления Татищева о необходимости приселить к Екатеринбургским заводам рекрут, присылаемых на оныя, между прочим, сказано: «А с прошлаго 732 года, против расположений со всего государства, надлежит с Сибирской губернии и с приписных к Екатеринбургским и прочим казенным заводам слобод, собрать рекрут 3492 человека». Сбор этих рекрут, как пояснено в указе от 28 октября этого года[31], должен был состояться «С толикаго же числа душ», как он производился в прочих губерниях России. Рекрутские же наборы с 1732 года производились с нижепоказаннаго числа душ:

- в 1732 году – один рекрут с … 288 ? душ,

- в 1733 году – один рекрут с … 102 душ,

- в 1734 году – один рекрут с … 169 душ[32].

Путем арифметического расчета легко узнать, что 3492 человека, по разбивке их на три набора, должны были быть взяты, по годам, в следующем количестве:

В 1732 году … 638

В 1733 году … 1803

В 1734 году … 1051
Итого … 3492

Числа эти относятся между собою как 17: 48: 28. Перемножая число рекрут на число с которого их надлежало взять, получим количество населения, платившего подати, а именно:

За 1732 год – 638 х 288 ? = 184 064 души

За 1733 год – 1803 х 102 = 183 906 душ

За 1734 год – 1051 х 169 = 177 619 душ.

Среднее от трех полученных итогов будет 181 863 души. Добавив к этому пятую часть полученного среднего числа на лиц, свободных от подушного оклада, то есть 36 372 человека, да 6 723 ямщика, как это значится в манифесте о наборе рекрут от 29 марта 1732 года[33], получим 224 958 человек, да в пехотных, гарнизонных, драгунских полках в заводских мастеровых будет по крайней мере 5 000 человек, что составит в общем не менее 230 000 душ мужскаго населения,

Сравнивая это количество населения с тем, которое получилось по данным переписи 1719 года, нельзя не поразиться ничтожностью прибыли за 10 лет население увеличилось приблизительно, на 9 000 человек, что по отношению к 221 400 душам, значившимся по переписи 1719 года, составляет прироста менее ? % в год. Но если принять во внимание тот расчет, который приведен на стр. 161 при исчислении Сибирского населения в первой четверти XVIII столетия, по которому коренное население исчислялось только в 181 400 душ мужских, а 40 000 полагалось на бродячее пришлое население, долженствовавшее к 1730-м годам вымереть, уже в силу одной только старости и притом без потомства, то расчет прироста утратит свою невыгодность, а именно: относительно 181 400 душ 230 000 душ составляют прирост в 48 600 человек; кладя в этом числе 20 000 человек на вновь прибывших ссыльных, будем иметь прирост коренного населения 28 600 душ, что по отношению к 181 400 душам составит ежегодного прироста в течение 10 лет 1,57 %, то есть процент, близкий к тому, который был высчитан для Петровского периода и несколько меньший против исчисленного для Забайкальского казачьего войска, по данным по переписи 1883 года, составляющего 1,81 %[34].

Если же исходить из того положения, что цифра коренного сибирского населения в 1719 году исчислена верно в 181 400 муж. Душ, и применить расчет прироста населения естественным путем тот, который выяснился в отношении губерний Европейской России, то есть 1,42 % - то в изследуемый период, то есть к 1730 году, сибирское население должно было достигать 207 160 человек, а 22 840 человек, в таком случае, придется отнести на долю вновь сосланных, что, пожалуй будет близко к истине.

Подтверждением тому, что численность сибирского населения в 1720 году было около 181 000 муж. душ, могут служить еще и следующия данныя: в указе от 13 ноября 1727 года[35] о наборе рекрут по расчету одного человека с 305 душ, между прочим, оговорено, что всего в России 5 528 742 души, в том числе на Сибирскую губернию причиталось: 25 067 чел. На заводах и для полков 144 809 душ, что составит в общем 169 876 душ: а в указе от 5 марта 1726 года[36], сказано, что с купечества, обязанного платить деньги вместо поставки рекрут, по 100 руб, за каждого подлежало получить деньги за 677 рекрут; денег этих купечество не внесло полностью и потому ему приказано поставить рекрут по человеку с 250 душ, считая без сибирского купечества всего 630 человек. Следовательно, на долю сибирского купечества причиталось 47 рекрут, что дает цыфру купечества 47 х 250 = 11 750 душ, придав это число к вышеперечисленному, получим 169 876 + 11 750 душ = 181 626.

Приведенный расчет дает только приблизительное понятие о действительной цифре населения, которое вероятно, было несколько больше, чем значилось по переписи, потому что дополнительныя переписи производились еще и в семьсот тридцатых годах. Так, указом от 28 сентября 1736 года[37], повелено произвести перепись всему духовному сословию, синодальным и архиерейским дворянам, детям боярским, неслужащим дъякам, с их женами и детьми. Затем из указа от 16 ноября 1737 года[38], видно, что очень много лиц «купецких и кабальных людей, иноземцев, незаконнорожденных, дворцовых, синодальных, архиерейских и монастырских и помещиковых крестьян, дворцовых же служителей, водопеных мастеров, травников, сибирскаго приказа скорняков, денежных мастеров и прочих тому подобных» - в перепись не вошли и избежали подушного оклада, - вследствие чего повелено подать сказки об этих людях и указан порядок производства им переписи.

Для производства следующей переписи, указом от 14 июня 1738 года повелено выслать в правительствующий сенат ревизския сказки о числе душ в губерниях и провинциях тотчас по окончании рекрутского набора. …

… О той, роли, которая сыграла ссылка в Сибирь в Петровское время, Максимов (автор Сибирь и каторга) рисует такую картину: «Сибирь стрельцов не смирила; затевались попытки соединиться всем ссылочным в полки и идти в Москву; по разселении же стрельцов не большими группами по самым дальним острогам и зимовьям, как, наприм.: Колымское, Анадырское, Удское – они сбивались в шайки и грабили караваны, обозы торговых людей». Грабежи и разбои прекратились только с переселением стрельцов в более южные места, на пашни, так, например, стрельцов из Братскаго острога переслали на р. Ангару (ныне Яндинская волость), где они, при лучших условиях климата, выродились в здоровое и даровитое племя коренных сибиряков.

При менее благоприятных условиях, например в Витимской волости, стрельцы все же таки выродились в народ гораздо более здоровый, чем поселенцы верхнего течения Лены, рассевшиеся по деревням: Дядиной, Голой, Шамановой. В Витимской волости народ боек, сметлив, богат; до сего времени носит московскую шапку, коротенький армяк до колен и отличается мягким говором особенно резко выдающимся среди крутого новгородского говора, коренного для всей Сибири.

При Петре, Сибирь получала стрельцов в таком множестве, пишет Максимов, подобного которому ни до того, ни после Сибирь не видела… не стало без ссыльных стрельцов ни одной крепости, ни одного острога, даже таких неудобных и далеких, как: Удский, Анадырский, Колымский, Охотский, Илимский, Балаганский и Тупкинский.
 
СветланаДата: Среда, 20.11.2013, 11:11 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 910
Статус: Offline
фонды:
http://fgurgia.ru/showObj....&link=1
 

Путеводитель по фондам РГИА/ФОНДЫ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ/Фонды Министерства земледелия
 
Учреждено в составе МВД для заведования переселенческим делом. Руководило делом выдачи разрешений на переселение, а также осуществляло саму выдачу разрешений, принимало меры к упорядочению переселенческого движения, занималось первоначальным устройством переселенцев на местах водворения, заведовало всеми кредитами по МВД на переселенческое дело, вело предварительную разработку всех новых мер законодательного и административного свойства; а также рассматривало дела, возложенные на управление министром внутренних дел. 6 мая 1905 г. передано в ГУЗиЗ для сосредоточения в ведомстве землеустройства и земледелия заведования переселенческим делом.
В составе ГУЗиЗ делилось на 5 делопроизводств: 1 е заведовало переселенческим делом по Тобольскому и Томскому районам; 2 е — по Степному краю (Уральская, Тургайская, Акмолинская и Семипалатинская области); 3 е ведало передвижением переселенцев и сельскохозяйственными и лесными складами; 4 е заведовало переселенческим делом в Енисейском, Иркутском и Забайкальском районах; 5 е (с 1906 г.) — в Амурском, Приморском районах и на Кавказе

 Нажмите кнопку описи-11
Откроется список 11 описей дела- справа- ссылки на сканированные листы. Они разделены по годам. Там есть и Сибирь и алтай и казахстан. Посмотрите, может найдете для себя что интересное..
 
Форум » Поиск информации, ДОКУМЕНТЫ » ДОКУМЕНТЫ по СИБИРИ » Заселение Сибири (Заселение Сибири)
Страница 1 из 11
Поиск: